Добавить в избранное

Форум площадки >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела >>>
  • Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел – пусть меня научат… >>>
  • Ужасное происшествие. Алексей Ерошин >>>
  • Дрессированный бутерброд. Елена Филиппова >>>
  • Было небо голубое. Галина Дядина >>>


Новости
Новые поступления в библиотеку >>>
О конкурсе фантастического рассказа. >>>
Новые фантастические рассказы >>>
читать все новости


Стихи для детей


Случайный выбор
  • Часть 1. Остров сокровищ....  >>>
  • Часть 6  >>>
  • Фея из ракушки  >>>

 
Рекомендуем:

Анонсы
  • Гургуц Никита. Нога >>>
  • Гургуц Никита. Нога >>>





Новости
Новые поступления в раздел "Фантастика" >>>
Новые поступления в библиотеку >>>
С днём рождения, София Кульбицкая! >>>
читать все новости


Путешествие Алисы. Ч.2

Автор оригинала:
Кир Булычёв

Путешествие Алисы. Ч.1

Глава 3.
ТЫ СЛЫШАЛ О ТРЕХ КАПИТАНАХ?

Когда «Пегас» опустился на лунном космодроме, я спросил у своих спутников:
— Какие у кого планы? Вылетаем завтра в шесть ноль ноль.
Капитан Полосков сказал, что он остаётся на корабле готовить его к отлёту.
Механик Зелёный попросил разрешения сходить на футбол.
Алиса тоже сказала, что пойдёт на футбол, хотя и без всякого удовольствия.
— Почему? — спросил я.
— Разве ты забыл? На стадионе будет весь третий «Б», а из вторых классов только я одна. Ты во всём виноват.
— Я?
— А кто же высадил с «Пегаса» моих ребят?
— Мы же не могли подняться! Да и что бы сказали обо мне их родители? Вдруг что нибудь случится?
— Где? — возмутилась Алиса. — В Солнечной системе? В конце двадцать первого века?
Когда Алиса с Зелёным ушли, я решил в последний раз выпить чашечку кофе в настоящем ресторане и пошёл в «Селену».
Громадный зал ресторана был почти полон. Я остановился неподалёку от входа, отыскивая место, и услышал знакомый громовой голос:
— Кого я вижу!
За дальним столом восседал мой давнишний приятель Громозека. Я не виделся с ним лет пять, но ни на минуту о нём не забывал. Когда то мы были очень дружны, а началось наше знакомство с того, что мне удалось спасти Громозеку в джунглях Эвридики. Громозека отбился от археологической партии, заблудился в лесу и чуть не попал в зубы Малому дракончику — злобной твари в шестнадцать метров длиной.
При виде меня Громозека спустил на пол свёрнутые для удобства щупальца, в очаровательной улыбке разинул свою полуметровую пасть, дружески потянулся мне навстречу острыми когтищами и, набирая скорость, ринулся в мою сторону.
Какой то турист, никогда раньше не видевший обитателей планеты Чумароза, взвизгнул и упал в обморок. Но Громозека на него не обиделся. Он крепко обхватил меня щупальцами и прижал к острым пластинкам на своей груди.
— Старина! — ревел он, как лев. — Сколько лет, сколько зим! Я уже собрался лететь в Москву, чтобы тебя повидать, и вдруг — глазам своим не верю… Какими судьбами?
— Едем в экспедицию, — сказал я. — В свободный поиск по Галактике.
— Это замечательно! — сказал с чувством Громозека. — Я счастлив, что тебе удалось преодолеть козни зложелателей и уехать в экспедицию.
— Но у меня нет зложелателей.
— Ты меня не обманешь, — сказал Громозека, тряся укоризненно перед моим носом острыми, загнутыми когтями.
Я не стал возражать, потому что знал, как мнителен мой друг.
— Садись! — приказал Громозека. — Робот, бутылку грузинского вина для моего лучшего друга и три литра валерьянки для меня лично.
— Слушаюсь, — ответил робот официант и укатил на кухню выполнять заказ.
— Как жизнь? — допрашивал меня Громозека. — Как жена? Как дочка? Уже научилась ходить?
— В школе учится, — сказал я. — Второй класс кончила.
— Великолепно! — воскликнул Громозека. — Как быстро бежит время…
Тут моего друга посетила печальная мысль, и, будучи очень впечатлительной особой, Громозека оглушительно застонал, и дымящиеся едкие слёзы покатились из восьми глаз.
— Что с тобой? — встревожился я.
 
— Ты только подумай, как быстро течёт время! — произнёс Громозека сквозь слёзы. — Дети растут, а мы с тобой стареем.
Он, расчувствовавшись, выпустил из ноздрей четыре струи едкого жёлтого дыма, окутавшего ресторан, но тут же взял себя в руки и объявил:
— Извините меня, благородные посетители ресторана, я постараюсь больше не причинять вам неприятностей.
Дым струился между столиками, люди кашляли, и некоторые даже ушли из зала.
— Пойдём и мы, — сказал я, задыхаясь, — а то ты ещё что нибудь натворишь.
— Ты прав, — покорно согласился Громозека.
Мы вышли в холл, где Громозека занял целый диван, а я притулился рядом с ним на стуле. Робот принёс нам вино и валерьянку, бокал для меня и трёхлитровую банку для чумарозца.
— Ты где сейчас работаешь? — спросил я Громозеку.
— Будем копать мёртвый город на Колеиде, — ответил он. — Сюда прилетел за инфракрасными детекторами.
— Интересный город на Колеиде? — спросил я.
— Может быть, интересный, — ответил осторожно Громозека, который был страшно суеверен. Чтобы не сглазить, он провёл четыре раза хвостом у правого глаза и сказал шёпотом: — Баскури барипарата.
— Когда начинаете? — спросил я.
— Недели через две стартуем с Меркурия. Там наша временная база.
— Странное, неподходящее место, — сказал я. — Половина планеты раскалена, половина — ледяная пустыня.
— Ничего удивительного, — сказал Громозека и снова потянулся за валерьянкой. — Мы там в прошлом году отыскали остатки корабля Полуночных скитальцев. Вот и работали. Да что я все о себе да о себе! Ты мне лучше о своём маршруте расскажи.
— Я знаю о нём только приблизительно, — ответил я. — Мы облетим сначала несколько баз по соседству с Солнечной системой, а потом уйдём в свободный поиск. Времени много — три месяца, корабль вместительный.
— На Эвридику не собираешься? — спросил Громозека.
— Нет. Малый дракончик уже есть в Московском зоопарке, а Большого дракончика, к сожалению, ещё никто не смог поймать.
— Даже если бы ты его поймал, — сказал Громозека, — все равно на твоём корабле увезти его нельзя.
Я согласился, что Большого дракончика на «Пегасе» не увезёшь. Хотя бы потому, что его дневной рацион — четыре тонны мяса и бананов.
Мы помолчали немного. Приятно сидеть со старым другом, никуда не спешить. Старушка туристка в лиловом парике, украшенном восковыми цветами, подошла к нам и робко протянула блокнот.
— Не откажетесь ли, — попросила она, — написать мне автограф на память о случайной встрече?
— Почему бы и нет? — сказал Громозека, протянув когтистое щупальце за блокнотом.
Старушка зажмурилась в ужасе, и её тонкая ручка задрожала.
Громозека раскрыл блокнот и на чистой странице размашисто написал:
«Прекрасной, юной землянке от верного поклонника с туманной планеты Чумароза. Ресторан „Селена“. 3 марта».
— Спасибо, — прошептала старушка и отступила мелкими шажками.
— Я хорошо написал? — спросил меня Громозека. — Трогательно?
— Трогательно, — согласился я. — Только не совсем точно.
— А что?
— Это совсем не юная землянка, а пожилая женщина. И вообще — землянкой раньше называли первобытное жильё, выкопанное в земле.
— Ой, какой позор! — расстроился Громозека. — Но ведь у неё цветочки на шляпе. Сейчас же догоню её и перепишу автограф.
— Не стоит, друг, — остановил я его. — Ты её только перепугаешь.
— Да, тяжело бремя славы, — сказал Громозека. — Но приятно сознавать, что крупнейшего археолога Чумарозы узнают даже на далёкой земной Луне.
Я не стал разубеждать друга. Я подозревал, что старушка никогда в жизни не встречалась ни с одним из космоархеологов. Просто её поразил облик моего друга.
— Слушай, — сказал Громозека, — меня посетила идея. Я тебе помогу.
— Как?
— Ты слышал о планете имени Трех Капитанов?
— Где то читал, но не помню, где и почему.
— Тогда замечательно.
Громозека наклонился ближе, положил мне на плечо тяжёлое, горячее щупальце, расправил блестящие пластинки на круглом, словно небольшой воздушный шар, животе и начал:
— В секторе 19 4 есть небольшая необитаемая планета. Раньше у неё даже названия не было — только цифровой код. Теперь космонавты зовут её планетой имени Трех Капитанов. А почему так? Там на ровном каменном плато возвышаются три статуи. Поставлены они в честь трех космических капитанов. Это были великие исследователи и отважные люди. Один из них был родом с Земли, второй
— с Марса, а третий капитан родился на Фиксе. Рука об руку эти капитаны проходили созвездия, снижались на планетах, на которых снизиться невозможно, спасали целые миры, которым грозила опасность. Это они первыми одолели джунгли Эвридики, и один из них подстрелил Большого дракончика. Это они отыскали и уничтожили гнездо космических пиратов, хотя пиратов было вдесятеро больше. Это они опустились в метановую атмосферу Голгофы и отыскали там философский камень, потерянный конвоем Курсака. Это они взорвали ядовитый вулкан, грозивший истребить население целой планеты. Об их подвигах можно говорить две недели подряд…
— Теперь я вспомнил, — прервал я Громозеку. — Конечно, я слышал о трех капитанах.
— То то, — проворчал Громозека и выпил стакан валерьянки. — Быстро мы забываем героев. Стыдно. — Громозека укоризненно покачал мягкой головой и продолжал: — Несколько лет назад пути капитанов разошлись. Первый капитан увлёкся проектом «Венера».
— Как же, знаю, — сказал я. — Так, значит, он — один из тех, кто меняет её орбиту?
— Да. Первый капитан всегда любил грандиозные планы. И когда узнал, что решено перетащить Венеру подальше от Солнца и изменить период её вращения для того, чтобы люди смогли её заселить, он тут же предложил свои услуги проекту. И это славно, потому что учёные решили превратить Венеру в громадный космический корабль, а нет человека в Галактике, который бы лучше первого капитана разбирался в космической технике.
— А остальные капитаны? — спросил я.
— Второй, говорят, погиб неизвестно где и неизвестно когда. Третий капитан полетел в соседнюю галактику и вернётся через несколько лет. Так я хочу сказать, что капитаны встречали множество редких, чудесных зверей и птиц. От них наверняка остались какие то записки, дневники.
— А где они?
— Дневники хранятся на планете Трех Капитанов. Рядом с монументами, возведёнными благодарными современниками по подписке, проведённой на восьмидесяти планетах, есть лаборатория и мемориальный центр. Там постоянно живёт доктор Верховцев. Он знает о трех капитанах больше всех в Галактике. Если заедешь туда — не пожалеешь.
— Спасибо, Громозека, — сказал я. — Может, тебе хватит пить валерьянку? Ты сам мне жаловался, что она плохо влияет на сердце.
— Что делать! — всплеснул щупальцами мой друг. — У меня же три сердца. На какое то из них валерьянка влияет очень пагубно. Но я никак не могу понять, на какое.
Мы ещё целый час вспоминали старых знакомых и приключения, которые нам пришлось пережить вместе. Вдруг дверь в холл распахнулась, и появилась толпа людей и инопланетчиков. Они несли на руках футболистов сборной Земли. Играла музыка, раздавались весёлые крики.
Из толпы выскочила Алиса.
— Ну что?! — крикнула она, увидев меня. — Не помогли фиксианцам варяги с Марса! Три — один. Теперь встреча на нейтральном поле!
— А как же третий «Б»? — спросил я ехидно.
— Их не было, — сказала Алиса. — Я бы их обязательно увидела. Наверно, третий «Б» перехватили и отправили обратно. В мешках из под картошки. Так им и надо!
— Ты вредный человек, Алиса, — сказал я.
— Нет! — взревел оскорблённо Громозека. — Ты не имеешь права так оскорблять беззащитную девочку! Я не дам её в обиду!
Громозека обхватил Алису щупальцами и поднял к потолку.
— Нет! — повторял он возмущённо. — Твоя дочь — моя дочь. Я не позволю.
— Но я не твоя дочь, — сказала сверху Алиса. Она, к счастью, не очень испугалась.
Но куда сильнее испугался механик Зелёный. Он в тот момент вошёл в холл и вдруг увидел, что Алиса бьётся в щупальцах громадного чудовища. Меня Зелёный даже не заметил. Он бросился к Громозеке, размахивая рыжей бородой, как знаменем, и с разбегу врезался в круглый живот моего друга.
Громозека подхватил Зелёного свободными щупальцами и посадил на люстру. Потом осторожно опустил Алису и спросил меня:
— Я немного погорячился?
— Немного, — ответила за меня Алиса. — Спусти Зелёного на пол.
— Не будет бросаться на археологов, — ответил Громозека. — Не хочу его снимать. Привет, увидимся вечером. Я вспомнил, что мне надо до конца рабочего дня побывать на базовом складе.
И, лукаво подмигнув Алисе, Громозека, пошатываясь, удалился в сторону шлюза. По холлу волнами расходился запах валерьянки.
Зелёного мы сняли с люстры с помощью футбольной команды, а на Громозеку я немного обиделся, потому что мой друг хоть и талантливый учёный и верный товарищ, но плохо воспитан, и его чувство юмора иногда принимает странные формы.
— Так куда летим? — спросила Алиса, когда мы подходили к кораблю.
— Первым делом, — сказал я, — отвезём груз на Марс и разведчикам Малого Арктура. А оттуда — прямым ходом в сектор 19 4, на базу имени Трех Капитанов.
— Да здравствуют три капитана! — сказала Алиса, хотя она о них никогда раньше не слышала.

Глава 4.
ПРОПАЛИ ГОЛОВАСТЫ

Разведчики Малого Арктура встретили «Пегас» очень торжественно. Как только мы опустились на металлический настил посадочной площадки, которая зашаталась под грузом корабля и в щели между полосами брызнула рыжая гнилая вода, они лихо подкатили к нам на вездеходе. Из вездехода вышли три добрых молодца в красных кафтанах, надетых поверх скафандров. За ними последовали ещё три космонавта в роскошных сарафанах, также надетых поверх скафандров. Молодцы и молодицы несли хлеб соль на блюдах. А когда мы сошли на мокрые металлические полосы космодрома, они надели нам на шлемы скафандров венки из местных пышных цветов.
В нашу честь в тесной кают компании базы разведчиков был приготовлен торжественный ужин. Нас угощали консервированным компотом, консервированной уткой и консервированными бутербродами. Механик Зелёный, который был на «Пегасе» шеф поваром, тоже не ударил в грязь лицом — он поставил на праздничный стол настоящие яблоки, настоящие взбитые сливки с настоящей смородиной и, главное, самый настоящий чёрный хлеб.
Алиса была главным гостем. Все разведчики — люди взрослые, их дети остались дома — на Марсе, на Земле, на Ганимеде, и они очень соскучились без настоящих детей. Алиса отвечала на всякие вопросы, честно старалась казаться глупее, чем она есть на самом деле, а когда вернулась на корабль, пожаловалась мне:
— Им так хочется, чтобы я была маленьким несмышлёнышем, что я не стала их огорчать.
На следующий день мы передали разведчикам все грузы и посылки, но, к сожалению, оказалось, что на охоту за местными зверями они нас пригласить не смогут: начинался сезон бурь, все реки и озера вышли из берегов и путешествовать по планете было почти невозможно.
— Хотите, мы вам головаста поймаем? — спросил начальник базы.
— Ну, хоть головаста, — согласился я.
Мне приходилось слышать о разных рептилиях Арктура, но с головастом я ещё не встречался.
Часа через два разведчики принесли большой аквариум, на дне которого дремали метровые головасты, похожие на гигантских саламандр. Потом разведчики втащили по трапу ящик с водорослями.
— Это корм на первое время, — сказали они. — Учтите, головасты очень прожорливы и быстро растут.
— Надо готовить аквариум побольше? — спросил я.
— Лучше даже бассейн, — ответил начальник разведчиков.
Его товарищи между тем втаскивали по трапу ещё один ящик с кормом.
— А как быстро они растут? — спросил я.
— Довольно быстро. Точнее сказать не могу, — ответил начальник разведчиков. — Мы их не держим в неволе.
Он загадочно улыбнулся и заговорил о другом.
Я спросил начальника разведчиков:
— Вам не приходилось бывать на планете имени Трех Капитанов?
— Нет, — ответил он. — Но иногда к нам прилетает доктор Верховцев. Как раз месяц назад он здесь был. И должен вам сказать, он большой чудак.
— А почему?
— Зачем то ему понадобились чертежи корабля «Синяя чайка».
— Простите, а что в этом странного?
— Это корабль Второго капитана, пропавший без вести четыре года назад.
— А зачем Верховцеву этот корабль?
— Вот именно — зачем? Я об этом его и спросил. Оказывается, он пишет сейчас книгу о подвигах трех капитанов, документальный роман, и не может продолжать работу, не зная, как устроен этот корабль.
— А разве этот корабль был особенный?
Начальник базы снисходительно улыбнулся.
— Вы, я вижу, не в курсе дела, — сказал он. — Корабли трех капитанов были сделаны по специальному заказу, а потом ещё перестроены самими капитанами — они ведь были на все руки мастера. Это были удивительные корабли! Приспособленные для всевозможных неожиданностей. Один из них, «Эверест», который принадлежал Первому капитану, стоит сейчас в Парижском космическом музее.
— Почему же Верховцев не мог запросить Парижский космический музей? — удивился я.
— Так все три корабля были разными! — воскликнул начальник разведчиков.
— Капитаны были люди с характером и никогда ничего не делали по два раза.
— Ну ладно, — сказал я, — мы полетим к Верховцеву. Дайте нам, пожалуйста, координаты его базы.
— С удовольствием, — ответил начальник разведчиков. — Передавайте ему наш большой привет. И не забудьте перенести головастов в бассейн.
Мы распрощались с гостеприимными разведчиками и улетели.
Перед тем, как лечь спать, я решил осмотреть головастов. Оказалось, что их сходство с саламандрами только внешнее. Они были покрыты твёрдой блестящей чешуёй, у них были большие печальные глаза с длинными ресницами, короткие хвосты раздваивались и заканчивались густыми жёсткими щётками.
Я решил, что перенесу головастов в бассейн с утра — ничего с ними за ночь в аквариуме не случится. Я бросил головастам две охапки водорослей и потушил свет в трюме. Начало было сделано — первые животные для зоопарка уже на борту «Пегаса».
Утром меня разбудила Алиса.
— Пап, — сказала она, — проснись.
— А что случилось? — я посмотрел на часы. Было ещё только семь утра по корабельному времени. — Ты чего вскочила ни свет ни заря?
— Захотела поглядеть на головастов. Ведь их никто ещё на Земле не видел.
— Ну и что? Разве для этого надо будить старика отца? Ты бы лучше включила робота. Пока он готовит завтрак, мы бы не спеша встали.
— Да погоди ты, пап, со своим завтраком! — невежливо перебила меня Алиса. — Я тебе говорю, встань и посмотри на головастов.
Что то в её голосе меня встревожило.
Я вскочил с койки и, не одеваясь, побежал в трюм, где стоял аквариум. Зрелище, которое я увидел, было потрясающим. Головасты, хоть это и невероятно, за ночь выросли больше чем вдвое и уже не помещались в аквариуме. Их хвосты высовывались наружу и висели почти до самого пола.
— Не может быть! — сказал я. — Срочно надо готовить бассейн.
Я побежал к механику Зелёному и разбудил его:
— Помоги, головасты так выросли, что мне их не поднять.
— Я предупреждал, — сказал Зелёный. — Ещё не то будет. И зачем только я согласился работать в бродячем зоопарке? Зачем?
— Не знаю, — сказал я. — Пошли.
Зелёный надел халат и поплёлся, ворча, в трюм. Когда он увидел головастов, то вцепился себе в бороду и застонал:
— Завтра они весь корабль займут!
Хорошо ещё, что бассейн был заранее наполнен водой. При помощи Зелёного я перетащил головастов. Они оказались совсем не тяжёлыми, но сильно вырывались и выскальзывали из рук, так что, когда мы опустили в бассейн третьего, последнего головаста, мы запыхались и вспотели.
Бассейн на «Пегасе» невелик — четыре на три метра и глубина в два метра, — но головастам в нём было привольно. Они начали кружиться по нему, искать пищу. Немудрёно, что они проголодались — ведь эти существа, видно, собирались установить рекорд Галактики по скорости роста.
Пока я кормил головастов — на это ушла половина одного из ящиков с водорослями, — в трюме появился Полосков. Он был уже умыт, побрит и одет по форме.
— Алиса говорит, что у тебя головасты подросли, — сказал он, улыбаясь.
— Да нет, ничего особенного, — ответил я, делая вид, что такие чудеса мне не в диковинку.
Тут Полосков заглянул в бассейн и ахнул.
— Крокодилы! — сказал он. — Настоящие крокодилы! Они же человека проглотить могут.
— Не бойся, — сказал я, — они травоядные. Разведчики бы нас предупредили.
Головасты плавали у поверхности воды и высовывали наружу голодные пасти.
 
— Опять жрать захотели, — сказал Зелёный. — Скоро за нас примутся.
К обеду головасты достигли длины в два с половиной метра и доели первый ящик с водорослями.
— Могли бы предупредить, — ворчал Зелёный, имея в виду разведчиков. — Знали ведь и думали: пускай специалисты помучаются.
— Не может быть! — возмутилась Алиса, которой разведчики на прощание подарили вырезанную из дерева модель вездехода, шахматы из кости ископаемого параллелепипеда, ножик для разрезания бумаги, выточенный из коры стеклянного дерева, и ещё множество интересных вещей, которые они сами мастерили длинными вечерами.
— Ну что же, посмотрим, — сказал философски Зелёный и пошёл проверять двигатели.
К вечеру длина головастов достигла трех с половиной метров. Им уже трудно было плавать в бассейне, и они покачивались у дна, всплывая, только чтобы схватить пучок водорослей.
Спать я уходил с тяжёлым предчувствием, что головастов до зоопарка мне не довезти. Первый зверь оказался комом. Космос порой загадывает загадки, которые простому земному биологу не по зубам.
Встал я раньше всех. На цыпочках прошёл по коридору, вспоминая кошмары, которые меня мучили ночью. Мне снилось, что головасты стали длиннее «Пегаса», выползли наружу, летят рядом с нами в космосе и ещё пытаются проглотить наш корабль.
Я отворил дверь в трюм и с секунду стоял на пороге, оглядываясь, не выползет ли из за угла головаст.
Но в трюме стояла тишина. Вода в бассейне была неподвижна. Я подошёл ближе. Тени головастов, длиной метра по четыре, не больше, темнели на дне. У меня от сердца отлегло. Я взял швабру и пошевелил ею в воде. Почему головасты не двигаются?
Швабра упёрлась в одного из головастов, и он легко отплыл в сторону, прижав к дальней стенке бассейна своих сородичей. Те и не пошевельнулись.
«Подохли, — понял я. — И, наверно, от голода».
— Ну и что, папа? — спросила Алиса.
Я обернулся. Алиса стояла босиком на холодном пластике, и вместо ответа я сказал:
— Немедленно надень что нибудь на ноги, простудишься.
Тут открылась дверь, и вошёл Полосков. За его плечом виднелась огненная борода Зелёного.
— Ну и что? — хором спросили они.
Алиса убежала надевать туфли, а я, не отвечая товарищам, попытался растолкать неподвижного головаста. Тело его, словно пустое, легко плавало по бассейну. Глаза были закрыты.
— Сдохли, — сказал печально Зелёный. — А мы так старались, перетаскивали их вчера! А ведь я предупреждал.
Я перевернул головаста шваброй. Это было сделать нетрудно. Пятнистое пузо головаста было разрезано вдоль. В бассейне плавали лишь шкуры чудовищ, которые сохраняли форму их тел, потому что твёрдая чешуя, покрывавшая их, не давала шкурам съёжиться.
— Ого! — сказал Зелёный, оглядываясь. — Они вылупились.
— Кто? — спросил Полосков.
— Если бы я знал!
— Послушай, профессор Селезнев, — обратился ко мне официально капитан Полосков, — судя по всему, я подозреваю, что на моём корабле находятся неизвестные чудовища, которые скрывались в так называемых головастах. Где они?
Я перевернул шваброй остальных головастов. Они тоже были пусты.
— Не знаю, — честно признался я.
— Но когда ты пришёл сюда, дверь была закрыта или открыта?
В голове у меня царило смятение, и я ответил:
— Не помню, Полосков. Может, и закрыта.
— Дела! — сказал Полосков и поспешил к выходу.
— Ты куда? — спросил Зелёный.
— Обыскивать корабль, — сказал Полосков. — И тебе советую осмотреть машинное отделение. Только вооружись чем нибудь. Неизвестно, кто выводится из головастов. Может, драконы.
Они ушли, а через несколько минут Полосков вернулся бегом и принёс мне бластер.
— Чем черт не шутит, — сказал он. — Алису я бы запер в каюте.
— Ещё чего не хватало! — сказала Алиса. — У меня есть теория.
— И слышать не хочу твоих теорий, — сказал я. — Пойдём в каюту.
Алиса сопротивлялась, как дикая кошка, но мы заперли всё таки её в каюте и начали обыск помещений.
Это удивительно, как много трюмов, отсеков, коридоров и прочих помещений таится в сравнительно небольшом экспедиционном корабле! Мы втроём, прикрывая друг друга, потратили три часа, пока не осмотрели весь «Пегас».
Чудовищ нигде не было.
— Ну что ж, — сказал я тогда, — давайте позавтракаем, потом осмотрим корабль ещё раз. Куда то же они должны были деться.
— Я тоже буду завтракать, — сказала Алиса, которая слышала наш разговор по внутреннему телефону. — Выпустите меня из заключения.
Мы выпустили Алису и провели под конвоем в кают компанию.
Перед тем как начать завтрак, мы заперли дверь и положили бластеры рядом с собой на стол.
— Чудеса! — сказал Полосков, принимаясь за манную кашу. — Куда они спрятались? Может, в реактор? Или выбрались наружу?
— Зловещие чудеса, — сказал Зелёный. — Чудеса не в моём вкусе. Мне с самого начала головасты не понравились. Передай мне кофейник.
— Боюсь, что эту загадку нам никогда не решить, — сказал Полосков.
Я кивнул, соглашаясь с ним.
— Нет, разрешить, — вмешалась Алиса.
— Ты уж молчи.
— Не могу молчать. Если хотите, я их найду.
Полосков засмеялся, и смеялся долго и искренне.
— Трое взрослых мужчин искали их три часа, а ты хочешь их найти в одиночку.
— А так легче, — ответила Алиса. — Спорим, что найду?
— Конечно, спорим, — смеялся Полосков. — На что хочешь?
— На желание, — сказала Алиса.
— Согласен.
— Только я одна их буду искать.
— Ничего подобного, — сказал я. — Никуда ты одна не пойдёшь. Ты что, забыла, что по кораблю, может быть, бродят неизвестные чудовища?
Я был сердит на разведчиков с их опасными шутками. Сердит и на себя за то, что лёг спать и упустил тот момент, когда оболочки головастов опустели. Сердит на Алису с Полосковым, которые затеяли детский спор в такой серьёзный момент.
— Пошли, — сказала Алиса, вставая из за стола.
— Сначала чай допей, — ответил я строго.
Алиса допила чай и уверенно пошла в трюм, где стоял аквариум. Мы шли за ней, чувствуя себя дураками. Ну зачем, скажите, мы её послушались?
Алиса быстро оглядела отсек. Попросила Полоскова отодвинуть ящики от стены. Он с улыбкой послушался. Потом Алиса вернулась к бассейну и обошла его кругом. Пустые оболочки головастов темнели на дне. По поверхности воды плавали недоеденные водоросли.
— Вот, — сказала Алиса, — ловите их. Только осторожно: они прыгают.
И тут мы увидели, что на водорослях в ряд сидят три лягушонка. Вернее, не совсем лягушонка, а три создания, очень похожие на лягушат. Ростом с напёрсток каждый.
Мы поймали их, посадили в банку, и тогда я, раскаявшись в своём упрямстве, спросил Алису:
— Слушай, дочка, как ты догадалась?
— Не в первый раз спрашиваешь, папа, — ответила она, не скрывая гордости. — Всё дело в том, что вы все — взрослые, умные люди. И вы мыслите, как ты сам говорил, логически. А я не очень умная и мыслю, как в голову взбредёт. Я так подумала: если это головасты, то потом должны быть лягушки. А лягушата всегда меньше головастиков. Вы ходили по кораблю с пистолетами и искали больших чудовищ. И даже их боялись заранее. А я сидела запертая в каюте и думала, что, наверно, не надо всегда смотреть вверх и искать что то громадное. Может быть, посмотреть по углам и поискать ма а аленьких лягушат. И нашла.
— Но зачем же лягушатам такие большие вместилища? — удивился Полосков.
— Я об этом не подумала, — призналась Алиса. — Не догадалась подумать. А если бы подумала, никогда бы не нашла лягушат.
— А что ты скажешь, профессор? — спросил Полосков меня.
— Что сказать? Надо будет тщательно исследовать оболочки головастов. Наверно, они что то вроде фабрик, которые перерабатывают корм в сложный концентрат для лягушонка… А может быть, большим головастом легче обороняться от врагов.
— А про желание не забудь, Полосков, — строго сказала Алиса.
— Я никогда и ни о чём не забываю, — чётко ответил капитан.

Путешествие Алисы. Ч.3

 
К разделу добавить отзыв
Все права защищены, при использовании материалов сайта необходима активная ссылка на источник