Добавить в избранное

Форум площадки >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела >>>
  • Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел – пусть меня научат… >>>
  • Ужасное происшествие. Алексей Ерошин >>>
  • Дрессированный бутерброд. Елена Филиппова >>>
  • Было небо голубое. Галина Дядина >>>


Новости
Новые поступления в библиотеку >>>
О конкурсе фантастического рассказа. >>>
Новые фантастические рассказы >>>
читать все новости


Стихи для детей


Случайный выбор
  • Шекли, Роберт. Зирн пал,...  >>>
  • Земляничное мороженое. Марина...  >>>
  • Бачигалупи Паоло....  >>>

 
Рекомендуем:

Анонсы
  • Гургуц Никита. Нога >>>
  • Гургуц Никита. Нога >>>





Новости
Новые поступления в раздел "Фантастика" >>>
Новые поступления в библиотеку >>>
С днём рождения, София Кульбицкая! >>>
читать все новости


Путешествие Алисы. Ч.9

Автор оригинала:
Кир Булычёв

Путешествие Алисы. Ч.8

Глава 20.
В ПЛЕНУ

— Где девчонка? — суетился Весельчак У, и улыбка пропала с его лица, и странно было смотреть, как его короткие, толстые руки метались и суетились отдельно от тела.
— Какая девчонка? — спросил один из чёрных мундиров.
— Тут была девчонка! — кричал толстяк. — Её звали… как её звали? — он достал из кармана записную книжку и прочёл по складам: — «А ли са». Где Алиса? — на этот раз он смотрел на меня.
— Какая Алиса? — спросил я как можно спокойнее.
А в это время я ломал себе голову, как она сумела убежать. Ведь мы стоим на открытом месте, даже спрятаться негде.
— Была девчонка, — настаивал толстяк. — Я её видел. Ты её видел? — спросил он у Верховцева, который стоял, опустив руки, и будто спал с открытыми глазами.
Тот человек в чёрном, который ходил на «Пегас» за говоруном, вернулся обратно. Он тащил птицу, взяв её за ноги, и голова говоруна болталась, чуть не доставая до пола.
— А, нашёл, — обрадовался толстяк. — Открути ей голову.
— Чего? — спросил тот.
— Голову, говорю, ей открути. Она нам больше не нужна.
— Ни в коем случае! — возмутился я. — Нельзя говоруну голову скручивать. Это, возможно, последний говорун на земле.
Индикатор от возмущения посинел и бросился на тонких ножках к говоруну, желая, видно, его освободить. Но Весельчак У заметил это и рассмеялся.
— И ты туда же! — сказал он и ловко для такого толстого человека извернулся и подставил индикатору ножку.
Индикатор упал и почернел от обиды.
— Ну, — сказал толстяк, — ты чего время теряешь? Я же сказал, больше говорун нам не нужен. Отвинти ему голову.
Не знаю, понял говорун толстяка или нет, но он забился в руке чёрного человека и заговорил незнакомым мне голосом:
— Птица говорун охраняется законом планеты Блук как очень редкое и интересное создание. Охота на говорунов воспрещена, и нарушители этого правила подвергаются штрафу и общественному негодованию.
— Да заткни ты ему глотку! — завопил Весельчак У. — И без него хлопот полон рот!
И вдруг случилось совершенно непонятное происшествие. Человек в чёрном мундире поднял говоруна за ноги повыше, чтобы перехватить его за шею, и только протянул руку, как вдруг потерял равновесие и со всего маху упал на пол, ойкнул от неожиданности и упустил говоруна. Говорун на лету перевернулся и взмыл к потолку.
— Стреляй! — крикнул толстяк, выхватывая пистолет.
Загремели выстрелы. Раз или два пули чуть было не попали в говоруна, но он увёртывался от них и полетел в дальний, неосвещённый конец зала.
Люди в чёрном побежали было за говоруном, но Весельчак У их остановил:
— Нечего теперь бегать! Упустили, ротозеи! Ты чего вдруг упал?
— Я не упал, — сказал человек в чёрном мундире. — Меня уронили.
— Молчи! — обозлился толстяк, и его кисельные щеки затряслись. — Будешь ещё придумывать — я тебя сам уроню, тогда не встанешь! И нечего гоняться. Он всё равно теперь в туннелях заблудится. И времени мало у нас. Другое дело есть.
Толстяк обернулся к тихому, мёртвому кораблю «Синяя чайка» и спросил, будто корабль мог ему ответить:
— Ты меня слышишь?
Корабль не отвечал.
— Ну и не отвечай, — сказал толстяк. — Ну и не надо. Все равно я знаю, что ты нас слышишь. Сидишь там и наблюдаешь, думаешь, чего это я «Пегас» сюда затащил. Да для того я его затащил, что тебе придётся сейчас сдаться.
Весельчак У подошёл к «Синей чайке» поближе и продолжал:
— Четыре года ты не сдаёшься. Четыре года думаешь, что твои дружки тебя спасут. Четыре года не веришь, что никто не знает, где ты. Четыре года ты надеешься, что твоя паршивая птица долетела до Венеры. Я уж думал, что ты так и умрёшь в своей клетке. Но сегодня всё изменилось. Сегодня ты откроешь дверь в корабль и отдашь то, что принадлежит мне по праву. Ты слышишь меня, капитан?
Никто не ответил толстяку. Голос его раскатывался по подземелью и отражался далёким эхом от стен. Эхо замолкло, и толстяк перевёл дух.
— Где девчонка? — пробормотал он. — Мне очень нужна эта девчонка.
Доктор Верховцев стоял поодаль и смотрел в землю. Два других человека, в чёрных мундирах, отошли немного в сторону и выставили перед собой пистолеты, готовые выстрелить в любой момент.
— Я знаю, что ты меня слышишь, капитан, — начал снова Весельчак У. — Ты затаился в своей норе, отсиживаешься. Погляди в иллюминатор. Перед тобой три человека с Земли: глупый профессор, который носится по Галактике и собирает зверьё, как будто лучше занятия придумать не мог, тихоня капитан и дурак механик с рыжей бородой.
Хоть я слышал все, что происходит вокруг, на самом деле мои мысли были заняты Алисой. Куда она могла исчезнуть? Где она сейчас скрывается?
— Ты уже много лет ставишь мне палки в колеса, — продолжал толстяк, глядя на «Синюю чайку». — Но сегодня мой праздник. Сегодня ты отдашь мне формулу. Ты слышишь?.. Молчит, — сказал толстяк другим голосом, тихо. — Думает. Сейчас мы его поторопим. Жалко только, девчонка куда то запропастилась. С девчонкой было бы легче.
Он достал из кармана большой носовой платок и вытер потный лоб.
— Слушай, капитан, — сказал он. — Если ты через три минуты не откроешь люк и не вынесешь мне формулу, я прикажу убить всех моих пленников. Но не сразу. Нет, не сразу. Сначала мы отрежем уши глупому профессору. Я зол на него больше всех, потому что он отказался отдать мне говоруна. Потом мы…
— Погоди, толстый пират, — раздался вдруг голос Второго капитана. Это был знакомый голос: мы слышали его уже несколько раз — ведь говорун бесподобно подражал голосам.
— То то, — сказал Весельчак У.
— Тебе все равно нет места в Галактике, — продолжал Второй капитан. — Тебя все равно найдут и поймают, где бы ты ни прятался. Лучше послушайся меня — сдайся…
— Молчи! — перебил его толстяк. — Так мы не договоримся. По твоей милости и по милости твоих дружков я уже и так почти все потерял. И последнего тебе не отдам. Галактий будет моим.
— Стыдись, пират! — сказал Второй капитан. — Хоть и нет у тебя стыда.
Мы мало что понимали в этом разговоре. Ясно было только, что у Второго капитана было что то такое, в чём толстяк был очень заинтересован. И не мог достать, не мог отнять. Слово «галактий» мне ничего не говорило. Я никогда раньше не слышал такого слова. А капитан «Синей чайки» отдать галактий не хотел.
— Не будем терять время, — сказал толстяк. — Меня не интересуют твои мысли и настроения. Стыд — это только для слабых. Мы, сильные, не знаем стыда. Говори: отдаёшь формулу галактия?
— Мне надо поговорить с этими людьми, — сказал Второй капитан.
— Нет, — ответил толстяк, — говорить ты с ними не будешь. А то вы придумаете что нибудь, чтобы меня обмануть. Ты откроешь сейчас люк и вынесешь мне формулу галактия. А я обещаю отпустить тебя и этих людей на свободу. На все четыре стороны. И если ты не сделаешь того, что я тебе говорю, ты будешь много дней корчиться от их криков. Ведь у тебя есть и стыд, и совесть.
— Не получится, толстяк, — сказал Второй капитан. — С тех пор, как четыре года назад я опустился на этой планете, ты придумывал уже много способов отнять у меня абсолютное топливо, но ничего не получилось. Не получится и сегодня. Ты знаешь, что я сделаю?
— Что?
— Я взорву «Синюю чайку». Погибну сам, но галактия ты не получишь. Нельзя давать тебе в руки абсолютное топливо, потому что ты тогда натворишь столько бед, что жителям Галактики не исправить и за десять лет.
— Правильно, — сказал Весельчак У. — Но если ты думаешь, что, взорвав «Синюю чайку», ты спасёшь профессора и его людей, то ошибаешься. Даю тебе торжественное слово Чёрной Мглы, что они все равно погибнут. На что мне эти пленники? Как только я их отпущу, они расскажут о моей планете Службе галактической безопасности, и через месяц за мной будут охотиться все крейсеры Галактики. Нет уж, пускай до поры до времени они думают, что меня нет в живых.
— Тогда я все равно должен все рассказать этим людям. Я их не встречал раньше, но если они у тебя в плену, значит, они хорошие люди. И посмотрим, что они скажут, выслушав мой рассказ.
— Нет! — крикнул толстяк.
— Молчи, — сказал спокойно капитан. — Куда тебе спешить? Ты успеешь выполнить свою угрозу.
— Пускай говорит, — сказал вдруг доктор Верховцев. — Он всё равно видел, что говорун был у них на корабле. Пускай говорит, это его и их не спасёт.
Толстяк развёл руками — пожалуйста.
— Слушай, профессор, и слушайте, люди. Нас было три капитана. Много лет назад мы узнали о том, что в Галактике появились пираты. Этим пиратам были нужны деньги и драгоценности, им была нужна власть. Они хотели стать господами Галактики. Мы узнали о пиратах, когда они напали на планету Триада и угнали оттуда корабль. Мы догнали пиратов тогда, когда они захватили другую планету и обратили в рабство её жителей. Там они втайне начали строить военный крейсер, чтобы нападать на торговые корабли. Долго рассказывать о том, как мы выследили пиратов, как мы проникли на порабощённую планету и подняли на ней восстание против захватчиков.
— Вы взяли нас обманом, — проворчал толстяк.
Доктор Верховцев махнул рукой:
— Пускай говорит. Недолго ему говорить осталось.
— Так вот, — сказал капитан, подождав, пока пираты замолчат, — двум пиратам удалось убежать от нас. Несколько лет они скрывались здесь, на окраине Галактики, вдали от космических путей. Все забыли о пиратах.
— Но мы ничего не забыли, — сказал толстяк.
— Да, — согласился Второй капитан, — они не забыли и не отказались от своих планов. И больше всего на свете они хотели отомстить нам, трём капитанам.
— И мы отомстили, — сказал Весельчак У.
— Не спеши. Ещё ничего не кончено. В конце концов проиграете вы. Вы не можете победить всю Галактику.
— Сможем, — сказал толстяк.
Второй капитан как будто не слышал его. Он продолжал:
— Прошли годы. Мы, три капитана, расстались. Первый капитан улетел на Венеру. Третий капитан решил перелететь в соседнюю галактику, чего ещё никто до него не делал. Я занялся научными исследованиями. И вот однажды я получил послание от Третьего капитана. Он сообщал мне, что возвращается из своей экспедиции. Послание было очень неожиданным, потому что никто не ждал возвращения его так скоро. Мой друг просил меня встретить его на окраине Галактики, потому что у него есть для меня очень важные новости. И я, бросив все дела, поспешил к нему навстречу.
— Но он не знал, что мы перехватили послание, — хихикнул толстяк, потирая ладони, — и все узнали.
— Да, — сказал Второй капитан, — они перехватили послание Третьего капитана, потому что планета, на которой они скрывались, по печальному стечению обстоятельств, была той, куда спешили с разных сторон и я и мой друг. Мой друг был очень болен. Долгий полет, которого не предпринимал раньше ни один житель нашей Галактики, подорвал его здоровье, и он опасался, что не сможет долететь до Земли или до его родной планеты Фикс. А летел он с очень важными сведениями. Жители соседней с нами галактики подарили ему формулу галактия — абсолютного топлива. Если построить корабль с двигателями на галактии, он будет летать в сто раз быстрее, чем любой другой корабль в космосе. Планеты станут близкими, как соседние города. Жители другой галактики зарядили двигатели его корабля галактием и дали ему с собой формулу этого вещества, чтобы мы могли использовать это открытие. Третий капитан долетел до этой планеты, не подозревая, что она — приют пиратов, и здесь он остановился. Болезнь его зашла так далеко, что он не мог больше управлять кораблём. Пираты отлично видели его корабль и следили за ним, но не стали его трогать. Они решили дождаться моего прилёта и узнать, что за важные новости привёз Третий капитан. Когда Третий капитан был без сознания, они пробрались к нему на корабль, в котором он ждал моего прилёта, и установили в корабле микрофоны, чтобы подслушать наши разговоры. А сам корабль осторожно перенесли на эту поляну.
— Но ты должен признать, что мы хорошо подготовились к твоему прилёту,
— сказал Весельчак У.
— Когда я опустился на планету рядом с кораблём Третьего капитана, я нашёл друга в очень тяжёлом состоянии. Капитан рассказал мне о своём путешествии и о формуле галактия. Я понимал, что самое главное сейчас — отвезти капитана на Землю, где его смогут вылечить. Но я знал, что он не перенесёт космического путешествия, и решил остаться рядом с ним до тех пор, пока ему не станет немного легче. Я поспешил к себе на корабль за лекарствами, но, пока я подбирал нужные лекарства, пираты открыли заранее подготовленный люк, и наши корабли провалились в это подземелье.
— Здорово было придумано! — сказал толстяк.
— Конечно, — ответил Второй капитан. — Они боялись на меня напасть наверху. Когда я понял, что произошло, я увидел, что «Синяя чайка» в подземелье. Зажёгся свет, и к ней подошёл вот этот тип, который стоит рядом с вами. И я его узнал и сразу догадался, что пираты меня перехитрили. Они обещали отпустить меня в обмен на формулу галактия. Они сразу сообразили, что, имея такое топливо, они будут летать так быстро, что их никто не сможет догнать, и им будут не страшны крейсеры Службы галактической безопасности, и все корабли Галактики могут стать их лёгкой добычей. И я тоже понял, что ни за что на свете я не отдам им формулу и не дамся им в руки живым. Я задраил люк и не впустил их на «Синюю чайку».
— А что случилось с Третьим капитаном? — спросил Полосков.
— Они попытались разрезать наши корабли, чтобы взять нас в плен. Им удалось это сделать с кораблём Третьего капитана, и капитан попал им в руки. Может быть, они его убили.
— Неправда, — сказал толстяк. — Неправда. Он сам умер. От болезни. Ты же знаешь, как тяжело он был болен. Когда мы распилили корабль, он был уже мёртв.
— А «Синюю чайку» им распилить не удалось, — сказал капитан. — Она ведь сделана из алмазного сплава. А на борту у меня был говорун, подарок Первого капитана. И у меня был уговор с Первым капитаном: если что нибудь случится, то я выпущу говоруна с наказом лететь на Венеру и отыскать Первого капитана. Первый капитан знает, как заставить говоруна рассказать, где я и что со мной.
— А мы не смогли, — сказал я. — Кое что говорун нам сказал, но, к сожалению, этого было мало.
— А как же он попал к вам? — спросил Второй капитан.
— Его ранили, — сказал я. — Видно, за ним гнались пираты.
— Это точно, — согласился толстяк.
— Но говоруну удалось улететь. Ему починили крыло роботы на железной планете Шелезяке.
— Мы за это им все масло отравили — роботы теперь парализованные лежат,
— засмеялся толстяк так, что все его подбородки затряслись.
— Роботов мы вылечили, — сказал я. — С роботами все в порядке.
— Как так?
— Мы были на той планете и вылечили роботов.
— Проклятье! — воскликнул толстяк.
— Но, к сожалению, с железным крылом говорун не смог долететь до Солнечной системы, — сказал я. — Он еле еле добрался до своей родной планеты.
— Мы искали его там, — признался толстяк. — Мы вот с моим другом. — он показал на доктора Верховцева.
— Предатель! — сказал мрачно Зелёный. — Мы ещё до тебя доберёмся!
— Молчи! — погрозил ему пальцем Весельчак У. — Мы с моим другом перебили всех говорунов на планете Блук. Мы их покупали, выменивали, крали. Мы хотели даже весь кислород уничтожить на планете.
— Червяками? — спросил я.
— Червяками. Но, к сожалению, нам не повезло. И совершенно случайно говорун попал в руки этим вот несмышлёным, — сказал толстяк, — и они полезли сюда. Мы их предупреждали. Сами виноваты. А теперь вам придётся погибнуть.
— Ничего, не волнуйтесь, — сказал Второй капитан. — Не посмеют они ничего с вами сделать. Они ведь трусливые. Никогда всем пиратам мира не одолеть трех капитанов. Они и поодиночке нас победить не смогли.
— Нет, смогли! — крикнул толстяк. — Третий капитан уже умер. Ты четыре года сидишь в плену. А как только мы получим галактий, мы доберёмся и до вашего Первого капитана.
— И вы четыре года живёте в корабле? — спросил Полосков.
— Да, — ответил Второй капитан. — Я ведь упрямый. Я мог бы, конечно, уничтожить формулу. Но тогда она не досталась бы и остальным жителям Галактики. Но разумным существам очень нужно абсолютное топливо — тогда все планеты в сто раз приблизятся друг к дружке. Я знал, что рано или поздно помощь придёт.
— Пришла, да не та, — сказал толстяк. — Ты выговорился, капитан? А теперь придётся тебе расстаться с формулой.
— Есть у меня и другой уговор с Первым капитаном, — сказал Второй капитан. — Если от меня нет вестей больше четырех лет, он сообщает об этом Службе галактической безопасности и отправляется меня искать. И уж если случайные люди нашли меня так скоро, то Первый капитан найдёт меня ещё быстрее. И вы это знаете.
— Ладно, хватит разговоров, — сказал глухо доктор Верховцев. — Начинайте. Он просто тянет время.
Тогда один из пиратов подошёл ко мне и сильно рванул за скованные руки. Я потерял равновесие и упал. Он оттащил меня в сторону. Я пытался сопротивляться, но на помощь первому пирату подоспел второй, и они связали мне ноги.
Толстяк достал из за пояса длинный нож.
— Ты знаешь, Второй капитан, — сказал он, оборачиваясь к кораблю, — я умею шутить, недаром меня прозвали Весельчаком. Но некоторые мои шутки кончаются слезами. — он поднял нож.
Полосков с Зелёным рванулись мне на помощь. Но доктор Верховцев, который внимательно следил за ними, выстрелил в них сонным газом из баллончика, висевшего у него на запястье. Мои товарищи повалились на землю.
— Ну, — сказал Весельчак У.
Я почувствовал, как холодное лезвие ножа прикоснулось к моему горлу.
— Сними замок, — сказал Второй капитан.
— Давно бы так.
Толстяк дал знак пирату, и тот, поднявшись по трапу к люку «Синей чайки», открыл тяжёлый замок. Его пираты поставили давно, как только «Синяя чайка» упала в подземелье. Если Второй капитан не давал им проникнуть на корабль, то и они не хотели, чтобы он ушёл с корабля без их разрешения.
Пират спустился с трапа и остановился в отдалении, направив на люк пистолет. Верховцев тоже поднял оружие. Они не хотели рисковать. Вчетвером они боялись одного капитана, которого не могли победить уже четыре года.
— Смотри, без шуток, — сказал Верховцев, — а то стреляем.
 
Люк внезапно распахнулся, и я даже не успел разглядеть капитана. Он прыгнул вниз, словно синяя молния. Одновременно прогремели два выстрела. Но капитан уже был на земле. Он откатился в сторону, и лучи пистолетов дробили камни у его головы. Ещё мгновение — и капитан оказался под защитой широкого амортизатора « Синей чайки».
Пираты сразу разбежались и залегли за камнями.
— Спокойно, он от нас не уйдёт, — раздался голос Верховцева. — Окружайте его.
В ответ грянул выстрел со стороны «Синей чайки».
Я понимал, что положение капитана почти безвыходное. Пираты медленно, скрываясь за камнями, окружали его.
— Не стреляй! — крикнул толстяк.
Голос его звучал совсем рядом. И я увидел, что он снова заносит над моим горлом нож.
— Если выстрелишь, профессору конец.
И в тот же момент со стороны нашего корабля послышался голос:
— Не двигаться с места! Вы окружены!
Рука толстяка с ножом замерла. Я кулаком вышиб нож, и он отлетел далеко в сторону.
— Вы слышите? — послышался другой голос из темноты с той стороны, куда улетел говорун. — Бросайте оружие.
Пираты медленно поднимались с земли, их пистолеты звякали о камни.
Я приподнял голову и увидел, что из за амортизатора «Пегаса» вышел доктор Верховцев в скафандре, но без шлема.
Я в изумлении перекатился на другой бок.
Второй доктор Верховцев, в шляпе, поднял руки и стоял на коленях.
С другой стороны к пиратам направлялся Первый капитан. Точно такой же, как монумент на планете имени Трех Капитанов, только живой, загорелый, в синем мундире капитана дальнего космического плавания.
Откуда то вылетел говорун и, хлопая крыльями, опустился на плечо капитану. Потом из темноты вышла Алиса.

Глава 21.
А В ЭТО ВРЕМЯ…

Алиса пропала в тот момент, когда мы очутились в плену. И случилось это так незаметно, что никто в подземелье не обратил внимания на её исчезновение. И я в том числе.
Как это ей удалось сделать, я узнал потом. Но раз уж я рассказываю все по порядку, то придётся рассказать, что случилось с Алисой, пока мы были в плену, и почему Первый капитан и доктор Верховцев (второй доктор Верховцев) нашли вход в подземелье и успели нас спасти.
А случилось вот что. Алиса получила в подарок на базаре в Палапутре шапку невидимку. Её подарил карлик, продающий рыб, которых не было, а он говорил, что их просто не видно.
Алиса сначала решила, что это шутка — шапка была такой лёгкой, что ничего не весила. Но когда Алиса вернулась на корабль, пришла к себе в каюту и стала разбирать марки, купленные на базаре, она нашла в сумке что то. Это что то было невесомым и невидимым. Тогда Алиса вспомнила о шапке невидимке и попробовала это что то расправить и надеть на голову. И стала невидимкой. Сначала Алиса хотела бежать ко мне или к Полоскову и похвастаться шапкой, но тут она вспомнила, что невидимость — чепуха с точки зрения физики, и подумала, что если она расскажет нам о том, что шапка невидимка действует, мы и смотреть на неё не захотим — не поверим. Она отложила шапку невидимку в сторону до возвращения на Землю, потому что такая шапка обязательно пригодится в школе. Ведь если опоздаешь на урок, то всегда можно войти в класс и сесть на место так, что никто тебя не увидит. И даже можно (хотя Алиса, конечно, этим не занималась) подсмотреть в тетрадку к отличнице Скорняковой.
Шапку невидимку Алиса всегда носила с собой в сумочке через плечо. И когда в подземелье загорелся свет и показались толстяк и его люди, Алиса незаметно надела шапку невидимку и исчезла. Хотя никуда из подземелья не уходила. Она думала, что если нас запрут куда нибудь, она сможет украсть ключ и выпустить нас на свободу.
Она отошла в сторонку и слушала все, что говорил толстяк. И она стояла бы и дальше, но тут появился пират, который нёс за ноги говоруна. Толстяк велел пирату убить говоруна, потому что он больше пиратам был не нужен, и тут Алиса поняла, что ей пора действовать.
Она подошла на цыпочках к пирату и подставила ему ножку. Пират упал, выпустил говоруна, началась стрельба, и говорун улетел.
Что делать дальше? И тогда Алиса подумала: вот говорун улетел. А ведь он и раньше улетал отсюда. Второй капитан его выпустил из корабля, и говорун нашёл дорогу из подземелья. Значит, говорун знает, как отсюда выбраться. И Алиса поспешила вслед за говоруном. Она думала, что, как только увидит, где выход, сразу вернётся обратно. Потом освободит нас из тюрьмы, выведет на свободу.
Сначала бежать было темно. Свет из главного зала слабо пробивался в длинный коридор. Говорун летел впереди, и Алиса не видела его, но слышала, как хлопают его крылья. Когда они были уже довольно далеко от пиратов, Алиса негромко позвала:
— Говорун, погоди.
Говорун услышал её голос. И как раз в этот момент они были в следующем зале, меньше прежнего, посреди которого стоял небольшой чёрный корабль. Но Алиса забыла, что она невидимая, и не сняла шапку. Говорун сделал круг над Алисой, покачал недоверчиво короной и полетел дальше, в узкий лаз, который был спрятан за выступом скалы. Алиса добралась до лаза. Он круто уходил вверх, и вдалеке был виден белый кружок — дневной свет.
Алиса собралась было карабкаться по лазу, но тут услышала слабый стон.
Стон доносился из туннеля, чёрного, как безлунная ночь. Алиса осторожно подошла к туннелю. Стон слышался явственный. Но Алиса не взяла с собой фонаря, оставила в большой пещере, и потому ей приходилось идти вслепую. Она считала шаги. На тридцатом шаге её рука упёрлась в решётку.
Снова стон.
— Здесь есть кто нибудь? — спросила Алиса шёпотом.
Но, видно, тот, кто стонал, её не услышал.
— Потерпите, — сказала Алиса. — Сейчас я освобожу наших, а потом и вас тоже. Если вы тоже пленник этих верховцевых.
Ответа не было.
Алиса повернула назад. Ведь нельзя было терять время — неизвестно, что там придумает толстяк.
Вернувшись к лазу, Алиса ещё раз глянула внутрь. Светлое пятно — выход из подземелья — исчезло. Алиса не сообразила, что это наступила короткая ночь, и испугалась, что приняла за выход какой то туннель. А может, она спутала? Может быть, говорун улетел в другой проход? И Алиса, хоть и очень беспокоилась обо мне и Полоскове с Зелёным, решила всё таки потратить ещё несколько минут и проверить, выход это или нет. Ведь если это тупик, то она поведёт нас сюда и погубит: пираты нас поймают.
Лезть было трудно. Лаз оказался скользким — сверху капала вода и не высыхала. Алисе казалось, что прошёл целый час, а лаз все не кончался. Она решила повернуть назад, вдруг темнота начала проясняться, и оказалось, что Алиса почти добралась до выхода, только не видела его в темноте.
Последние метры ползти было труднее всего — сверху в лаз насыпалась земля и проникли длинные корни кустов. Алиса чуть не разревелась — решила, что пробраться наверх, к солнцу и чистому воздуху, не удастся. И в тот момент она даже забыла о нас, о пиратах, обо всём на свете — она мечтала лишь выбраться на свободу.
Но вот последний рывок, и Алиса поняла, что она победила, — лаз был позади. Позади осталось мрачное подземелье с пиратами и пленниками.
Быстро катилось по синему небу жёлтое солнце. Второе солнце уже забралось в зенит и начало припекать. У самого лица Алисы, не видя её, ссорились два жука, налетали друг на друга, бились блестящими крыльями. Алиса посмотрела на жуков и с грустью подумала, что пора возвращаться. И так она потеряла слишком много времени. По крайней мере она теперь знала, куда надо бежать, чтобы выбраться из подземелья.
Алиса в последний раз взглянула вперёд, раздвинула густую траву и тут увидела совсем рядом, на вершине холма, тот самый космический корабль, который подлетел к «Пегасу» перед последним перелётом к предательской поляне. Корабль доктора Верховцева.
«Хорошо, что я поглядела туда, — подумала Алиса. — А то бы мы выбежали и попали к ним в лапы. Ведь, наверно, пираты оставили на корабле охрану».
Она собиралась уже спуститься снова в лаз, как увидела, что говорун сидит на трапе корабля и стучит клювом в закрытый люк.
Алиса чуть было не крикнула: «Говорун, назад!», но не успела. Да и не услышал бы говорун.
Люк раскрылся, и в нём показался высокий молодой человек, которого Алиса где то видела раньше. Но где? Говорун взлетел на плечо к этому человеку.
— Старина! — воскликнул человек. — Как ты нас нашёл?
И тут, когда Алиса увидела этого человека с говоруном на плече, она поняла, кто это такой. Это был Первый капитан. Капитан прилетел на помощь! Но как он узнал, где надо искать? Алиса выскочила из лаза и бросилась к кораблю. Как хорошо, что капитан здесь! Теперь всё будет в порядке.
Ей оставалось ещё несколько шагов до корабля, и она старалась крикнуть, но не могла, потому что у неё не хватало дыхания. Тут второй человек вышел из люка и стал рядом с капитаном.
Это был доктор Верховцев. Но одет он был не так, как тот Верховцев, что внизу. На этом Верховцеве был скафандр и за поясом — пистолет.
Алиса остановилась, будто налетела на стену. Она ничего не могла понять. Предатель каким то образом умел одновременно находиться в двух местах. Одно поняла Алиса: Первому капитану тоже угрожает опасность — ведь он ещё не знает, что Верховцев на самом деле пират.
— Капитан, осторожнее! Опасность! Верховцев предатель! — крикнула Алиса.
Капитан и Верховцев оглянулись на её голос. Но не увидели её — она же всё ещё была невидимкой.
— Кто это сказал? — спросил капитан.
— Верховцев только что был в подземелье! — крикнула Алиса. — Он пират. Они захватили в плен Второго капитана и наш экипаж.
— Какой ещё экипаж? — удивился капитан, стараясь понять, откуда же раздаётся детский голос.
— Экипаж «Пегаса», — сказала Алиса. — Осторожнее, капитан!
— Ты кто? — спросил капитан.
— Алиса, — ответила она, не спуская глаз с Верховцева.
Но Верховцев не выхватывал бластера, не нападал на капитана. И капитан тоже совершенно не боялся доктора.
— Ты ошибаешься, девочка, — сказал капитан. — Доктор Верховцев уже три дня не покидал нашего корабля. Мы с ним вместе прилетели на помощь вам и Второму капитану. А внизу, в подземелье, находится какой то другой человек, который выдаёт себя за нашего друга, доктора Верховцева. Так что ты спокойно можешь подойти к нам.
— А вдруг вы тоже только выдаёте себя за Первого капитана? — спросила Алиса.
— Я ни за кого себя не выдаю, — ответил капитан. — Ты же сама меня узнала. И посмотри на говоруна. Он тоже меня узнал. А птицу так легко не обмануть. Говорун, ты меня узнал?
— Спеши, капитан, — сказал говорун. — Формула галактия хранится в отсеке с образцами материалов. Если со мной что нибудь случится, возьми формулы и передай Галактике. Это очень важно. Ради них погиб Третий капитан.
Говорун говорил голосом Второго капитана.
— Вот видишь, — сказал Первый капитан. — Теперь ты веришь? Ну, подойди сюда. Мы же теряем время. Как ты выбралась наружу? Как тебе удалось скрыться?
Алиса подошла к самому трапу.
— Я здесь, — сказала она. — Я пролезла за говоруном.
— Ничего не понимаю! — сказал доктор Верховцев. — Где же девочка? Что она, невидимая, что ли?
— Конечно, я невидимая, — сказала Алиса. — Неужели вы до сих пор не поняли? А то как бы мне удалось убежать от пиратов?
И тогда Алиса сняла шапку невидимку, и даже Первый капитан, один из самых отважных людей во всей Галактике, вздрогнул от неожиданности.
Жёлтый комбинезон Алисы был измазан землёй и разорван на рукаве, на лице царапины, волосы спутаны…
— Алиса, ты будешь сегодня на завтрак есть манную кашу? — спросил говорун голосом профессора.
— Молодец, девочка! — сказал Первый капитан. — Пошли. И по дороге ты все мне расскажешь.
И они побежали к лазу, потому что нельзя было терять ни минуты.
 Путешествие Алисы. Ч.10

 
К разделу добавить отзыв
Все права защищены, при использовании материалов сайта необходима активная ссылка на источник