Добавить в избранное

Форум площадки >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела >>>
  • Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел – пусть меня научат… >>>
  • Ужасное происшествие. Алексей Ерошин >>>
  • Дрессированный бутерброд. Елена Филиппова >>>
  • Было небо голубое. Галина Дядина >>>


Новости
Новые поступления в библиотеку >>>
О конкурсе фантастического рассказа. >>>
Новые фантастические рассказы >>>
читать все новости


Стихи для детей


Случайный выбор
  • Кинг, Стивен. Дети кукурузы...  >>>
  • Ле Гуин, Урсула. Дневник Розы  >>>
  • Дик, Филип Киндред. Чужой...  >>>

 
Рекомендуем:

Анонсы
  • Гургуц Никита. Нога >>>
  • Гургуц Никита. Нога >>>





Новости
Новые поступления в раздел "Фантастика" >>>
Новые поступления в библиотеку >>>
С днём рождения, София Кульбицкая! >>>
читать все новости


Путешествие Алисы. Ч.8

Автор оригинала:
Кир Булычёв

Путешествие Алисы. Ч.7

Глава 18.
ШПИОН

Цветы были уничтожены. Говорун пропал. Мы остались у разбитого корыта. Как помочь капитану? Я протянул руку к микрофону и вызвал Полоскова.
— Геннадий, — сказал я, — у нас тут осложнения. Скажи, ты где сейчас?
— Лечу над Северным полюсом планеты. Пока ничего не обнаружил. А что у вас случилось?
— Сейчас некогда рассказывать. В общем, нам удалось с помощью зеркальных цветов узнать, что было здесь четыре года назад. Вернее, почти удалось узнать. Но в этот момент кто то разбил все зеркала. Нам нужны зеркальные цветы. Сколько тебе лететь до поляны?
— Минут двадцать, — сказал Полосков. — Но потом ещё столько же мне надо будет снижаться.
— Тогда не беспокойся, — сказал я. — Продолжай полет.
— И не подумаю, — ответил Полосков. — Я поворачиваю к «Пегасу». Если кто то мог разбить цветы, значит, или на корабле, или возле него есть враги. Ничего не предпринимайте без меня.
— Хорошо, — согласился я.
Когда я повесил микрофон на место, Алиса сказала:
— Побежали скорей на поляну.
— Зачем? — спросил я.
— Неужели непонятно? Сорвём новые цветы. Видно, их тайна такая важная…
— Но…
— Давайте я поеду на вездеходе, — сказал Зелёный. — Ничего со мной не случится. Я сниму четырехлетний слой на месте и немедленно сообщу вам на корабль.
— Я с Зелёным, — сказала Алиса.
— Да погодите вы! — возразил я. — Подождём Полоскова. У него катер, и мы доберёмся до поляны куда быстрее, чем на вездеходе. И лучше нам теперь не разделяться. А пока надо посмотреть, как мог забраться на корабль тот, кто разбил зеркала.
Я вышел в коридор и пошёл к люку. Если люк закрыт, значит, злоумышленник скрывается на «Пегасе». Если он открыт, значит, кто то вошёл на «Пегас», натворил бед и убежал. В это я мало верил. Ну когда ему было забраться на корабль, найти дорогу в кают компанию, специально уничтожить все цветы? Почему он этим занялся именно тогда, когда мы заглянули на четыре года назад? Как догадался? И я понял, что этот негодяй скрывается на корабле и знает, что мы вот вот разгадаем тайну Второго капитана. Это был кто то, кто видел, чем мы занимаемся… Но кто? В лаборатории были Зелёный, Алиса и я. Если не считать индикатора. Ага, индикатор! Он толкнул Зелёного под локоть!.. Нет, быть не может. Индикатор хоть и очень чувствительное существо, но он всё таки зверь, не больше. Даже говорить не умеет. А может, не хочет?
И тут я подошёл к люку. Люк был раскрыт настежь.
Все мои теории рассыпались на мелкие кусочки. Да и не могли не рассыпаться. Если бы я подумал ещё чуть чуть, то вспомнил бы, что индикатор ни на секунду от нас не отлучался и не мог разбить зеркала в кают компании.
Люк был распахнут, и таинственный злодей ушёл с корабля, утащив с собой нашего драгоценного говоруна. Может, вообще последнего говоруна на свете.
На лужайке перед кораблём светило солнце, зеленели кусты и пели птицы. Мир и благодать. Даже трудно поверить, что здесь происходят не очень приятные события.
Я поглядел на небо. Не летит ли Полосков? Полоскова пока что не было. Лишь высоко высоко, под самыми облаками, кружила птица Крок.
— На помощь, капитаны! — услышал я вдруг знакомый голос. — Только вперёд, а там разберёмся.
— Ты где, говорун? — крикнул я. — Тебе нужна помощь? Я спешу!
— «Три танкиста, — запел из кустов говорун голосом Первого капитана, — три весёлых друга — экипаж машины боевой!»
Я побежал на голос птицы, раздвинул кусты и увидел говоруна. Говорун не мог лететь, потому что он катил перед собой клювом тяжёлую алмазную черепашку. Он помогал себе ногами, крыльями, а свободным клювом распевал песни и звал на помощь.
— Вот спасибо тебе! — сказал я. — Вот спасибо! А мы уж начали беспокоиться, куда ты снова запропастился.
Говорун гордо распрямился и аккуратно сложил крылья. Он сделал своё дело.
Я подобрал черепашку.
— Молодец! — сказал я говоруну. — Увидел, что эта проказница опять удирает, бросился за ней, догнал и притащил домой. Тебе за это положено пять кусков сахара, не меньше.
Я пошёл обратно к кораблю. Говорун медленно шествовал сзади и был горд собой.
— А ты, глупышка, — обратился я к черепахе, — ты же так заблудишься. Кто тебя здесь будет кормить? Ты забыла о том, что ты — редкое животное и принадлежишь Московскому зоопарку? И убегать тебе никуда нельзя…
Тут я услышал над собой шелест крыльев и в два прыжка подскочил к люку. Я уже научился угадывать птицу Крок по полёту. Говорун влетел в люк вместе со мной, и мы захлопнули крышку. Потом уселись на пол перед люком, чтобы перевести дух, а птица Крок тем временем стучала в крышку люка своим железным клювом.
Алиса с Зелёным встретили нас в коридоре. Они встревожились, куда я мог деться.
— Все хорошо, что хорошо кончается, — сказал я им. — Оказывается, наш говорун — умница. Увидел, что алмазная черепашка опять отправилась в путешествие, догнал её и вернул домой. Вот уже, наверно, черепашка перепугалась!
Черепашка отбивалась когтями и старалась вырваться из рук.
— А как же черепашка выбралась наружу? — удивилась Алиса. — Ведь люк был заперт.
— Ничего удивительного, — ответил я, — тот, кто поломал зеркала, и открыл люк.
— А откуда у него ключ от корабля? И вообще, где электронный ключ от «Пегаса»? Он же висел в кают компании.
— В этой тайне не разобраться и Шерлоку Холмсу, — сказал Зелёный.
— А я разберусь, — ответила Алиса. — Я знаю.
— Ну, и что ты знаешь?
— Отгадка тайны у тебя в руке.
Я посмотрел на свои руки. Они были заняты алмазной черепашкой.
— Не понимаю, — сказал я.
— Погляди, что она прячет в клюве.
Голова черепашки была засунута под панцирь, но кончик электронного ключа от «Пегаса» выглядывал наружу. Я потянул за ключ. Черепашка сопротивлялась, держала его мёртвой хваткой, и мне пришлось потрудиться, прежде чем я отобрал у неё ключ. Что то в черепашке щёлкнуло, и её лапки, усеянные мелкими камушками, вывалились из под панциря и безжизненно повисли.
— Ну ка, — сказал Зелёный, — дайте мне эту черепашку. Посмотрим, как она чирикает.
Я, все ещё не понимая, что же происходит, передал механику умершую черепашку и рассеянно повесил ключ на место. Зелёный положил черепашку на стол, достал из кармана комбинезона отвёртку и, осмотрев черепашку со всех сторон, поддел отвёрткой под панцирем. Панцирь щёлкнул, как крышка шкатулки, откинулся в сторону, и под ним обнаружилось скопище элементов, памятных ячеек, атомные батарейки — черепашка оказалась искусно сделанным миниатюрным роботом…
— Понятно теперь, почему она была такой шустрой, — сказала Алиса. — То в машинное отделение забраться хотела, то за нами бегала. Вспомни, папа, она ведь всегда под ногами крутилась, когда мы разговаривали о важных вещах.
— Чудо техники, — произнёс с уважением Зелёный. — Здесь и передающее устройство, и даже маленький антигравитатор.
— Значит, толстяк знал о каждом нашем слове, — сказал я.
— Конечно, толстяк! — вспомнила Алиса. — Черепашка — его подарок.
— Но мне неудобно было отказать ему. Он так настойчиво дарил её нашему зоопарку.
— Это просто здорово, что он не подарил зоопарку мину замедленного действия, — сказал мрачно Зелёный. — Вот тебе и внутренний враг. Она же в лаборатории слышала, что мы нашли способ заглянуть в прошлое, и тут же получила приказ помешать. Вот она и разбила остальные цветы в кают компании. И я могу поспорить на что угодно, что на поляне уже ни одного цветочка тоже не осталось. Хозяева черепашки постарались.
— Правильно, — сказала Алиса. — А потом она подхватила ключ от корабля и убежала.
— Да, — сказал я. — Но у нас есть теперь одно преимущество перед толстяком и Верховцевым.
— Какое?
— Они не знают, увидели мы что нибудь в зеркале или ничего не увидели.
— Сейчас не это главное, — ответил Зелёный.
— А что?
— Самое главное — почему черепашка вдруг убежала с «Пегаса».
— Она сделала своё дело и убежала, — сказал я.
— Но ведь мы её ни в чём не подозревали. Крутилась бы под ногами и дальше передавала наши разговоры своим хозяевам. А она вдруг убежала.
— Но, может быть, она нужнее сейчас в другом месте?
— Вряд ли, — сказал Зелёный. — Не нравится мне это. Вернее всего, она подложила в корабль мину замедленного действия, и в любой момент мы можем взлететь на воздух. И сами взорвёмся, и зверей погубим. Я предлагаю немедленно эвакуировать корабль.
— Погоди, — остановил я Зелёного. — Если бы им хотелось взорвать нас, они могли сделать это раньше.
В коридоре послышались быстрые шаги. В кают компанию вбежал Полосков. Он сразу увидел на столе разобранную черепашку, и объяснять ему почти ничего не пришлось.
— Значит, они ещё на планете, — сказал Полосков. — Без их приказа черепашка не стала бы губить зеркала. Она ведь только робот.
— Они приказали ей подложить мину, — повторил Зелёный, — и велели сматываться.
Мы все глядели на Полоскова, ждали, что скажет капитан.
— Чепуха! — сказал капитан.
— Но тогда почему она убегала?
— Ключ от корабля им несла, — сказал Полосков. — Зачем же им ключ от взорванного корабля?
— Незачем, — сказала Алиса. — Ну и умный у нас капитан!
— Я то обыкновенных способностей… — сказал Полосков.
— … а мы глупые! — обрадовалась Алиса. — Надо было догадаться, что черепашка не могла никакой мины подложить. Когда бы она успела за ней сбегать?
— Тоже правильно, — сказал Полосков. — Но главное сейчас не в этом. Толстяк и доктор Верховцев подозревают, что мы разгадали тайну Второго капитана, и они решили пожаловать к нам на «Пегас». Тайно или явно, я не знаю, но нам надо ждать гостей. И приготовиться к их приходу.
— Но как же остальные цветы? В самом деле, мы же ничего не знаем.

Глава 19.
ГДЕ ДЕВЧОНКА?

Это не так просто — поднять космический корабль и перебросить его всего на несколько километров в сторону. Это труднее, чем улететь с планеты. Не всякий капитан на это согласится.
Но Полосков решил перегнать «Пегас» на поляну. В корабле безопаснее, и без нашего разрешения никто в него не заберётся.
Пока Полосков рассчитывал, как лучше прыгнуть «Пегасу», мы разошлись по кораблю, чтобы привязать раскиданные вещи, проверить клетки со зверями и убрать в шкаф посуду. В общем, через полчаса «Пегас» был готов к полёту.
Мы собрались на мостике. Полосков сел к пульту управления, я — на место штурмана, Алиса — чуть сзади.
— Двигатели готовы? — спросил Полосков в динамик.
— К старту готов, — ответил из машинного отделения Зелёный.
Но Полосков не успел сказать: «Старт…»
Белая огненная полоса разрезала голубое небо. Рядом с нами спускался другой космический корабль. От толчка наклонились деревья и дрогнула земля.
— Погоди минутку, — сказал Полосков Зелёному, глядя в иллюминатор.
— Что там у вас? — спросил Зелёный.
— Соседи спустились.
— Кто?
— Не знаю ещё. За деревьями не видно. Но будь готов стартовать немедленно. Может, это они.
— Верховцев? Толстяк?
— Да.
Мы привстали в креслах, не отрывая глаз от леса. Над деревьями торчал нос корабля. Совсем недалеко, метрах в двухстах. Мне даже показалось, что я слышу, как открывается люк на том корабле, как падает на землю трап… Вот они спускаются вниз, бегут через кусты. Друзья или враги?
Кусты раздвинулись, и на площадку перед «Пегасом» выбежал человек. На нём был скафандр, правда, без шлема. На поясе этого человека был пистолет. Человек поднял руку, приказывая нам остановиться. И тут мы все его узнали.
 
— Доктор Верховцев! — сказала Алиса. — Без шляпы.
— Верховцев, — повторил Полосков и склонился к динамику. — Зелёный, старт!
Наш корабль тут же отозвался на слова Полоскова, чуть покачнулся, загудели двигатели, и мы, набирая скорость, начали подниматься в воздух.
— Отлично, Зелёный, — сказал Полосков.
— Кто это был? — спросил Зелёный.
— Верховцев, — ответил Полосков.
«Пегас» завис на секунду над площадкой, и доктор Верховцев отступил назад, под защиту кустов. Он махал руками и очень сердился.
— Что? — крикнула Алиса, хотя Верховцев не мог нас услышать. — Руки коротки?
— Алиса, — сказал я укоризненно, — разве можно так разговаривать со старшими?
Полосков засмеялся.
— А он без шляпы, — сказала Алиса, будто и не слышала моих слов. — Потерял шляпу. Спешил.
Корабль наклонился, беря курс к поляне, и вскоре наш враг превратился в муравьишку, и я заметил, как он поспешил обратно к своему кораблю.
— Теперь, — сказал Полосков, — у нас есть время в запасе. Пока они вернутся на свой корабль, задраят люки и заведут двигатели, пройдёт полчаса. И за эти полчаса мы должны найти Второго капитана. Это трудная задача.
— Даже здорово, — сказала Алиса, — что они решили нас поймать. По крайней мере, мы знаем, что на поляне их нет.
Круглая поляна была уже под нами. Полосков осторожно посадил «Пегас» точно в её середине. Пока мы спускались, я заметил множество ярких блёсток, словно вокруг поляны искрился иней. А когда мы снизились, я понял, что это не иней, а осколки разбитых зеркал. Мы были правы — враги успели погубить все цветы.
«Пегас» снизился на траву, выпустил амортизаторы, и Алиса первой отстегнула ремень. Ей не терпелось выбежать на поляну. В этот момент «Пегас» вздрогнул, пошатнулся, Алиса покатилась к стенке. Зелёный закричал снизу:
— Куда мы летим?
Затем был удар, ещё удар, треск амортизаторов — наш корабль падал в какую то пропасть. Я хотел отстегнуть ремень, чтобы найти Алису и помочь ей, но ещё один, последний удар оглушил меня, и, когда я пришёл в себя, наш корабль стоял, накренившись, в темноте.
И было очень тихо.
— Алиса, — спросил я, быстро отстёгивая ремни и путаясь в застёжках. — Алиса, как ты?
— Нормально, — спокойно ответила Алиса. — Немножко ушиблась.
Голос Зелёного донёсся до нас издалека.
— Ох, — сказал Зелёный. — Куда ты нас посадил, Полосков? Теперь мы никогда отсюда не выберемся.
— Ты жив здоров? — спросил Полосков.
— Здоров, — сказал Зелёный. — А всё таки, куда мы попали? С горы свалились?
— Хуже, — ответил Полосков и включил аварийное освещение мостика. Шкалы приборов на пульте загорелись, словно звёздное небо. — Мы провалились сквозь землю.
И тут я понял, что во всём виноват я сам. Я должен был предупредить Полоскова, сказать ему о том, что мы видели в зеркале цветка.
— Голову мне оторвать мало! — сказал я в сердцах. — Ведь в зеркале четыре года назад на месте полянки была бетонная плита!
— Правильно, — сказала Алиса.
Она нашла меня в полутьме, подобралась по наклонному полу и взяла за руку.
— Конечно, там была плита, — сказала Алиса. — И мы забыли сказать о ней Полоскову.
— Какая плита? — спросил Полосков.
Я рассказал ему о том, что четыре года назад вместо травы на поляне была плита и даже можно было различить круглую щель по её краям.
— Никогда бы не сел, если бы знал заранее, — сказал Полосков.
Он очень расстроился. Любой капитан расстраивается, когда с его кораблём случается несчастье.
— Ну ладно, плакать не будем, — сказал Полосков, который умел владеть собой. — Зелёный, ты меня слышишь?
— Слышу.
— Достань фонари из кладовки и проверь, насколько серьёзны повреждения в машинном отделении.
— Я уже проверяю, — сказал Зелёный.
Полосков нажимал на кнопки, глядя, в каком состоянии находятся приборы и машины «Пегаса». Проверкой он остался доволен.
— Слушайте, — сказал он, — серьёзных повреждений, по моему, нет. Но при падении сломался один из амортизаторов. Так что придётся выбраться наружу и посмотреть, как его починить. Я пойду, а остальные останутся на корабле.
— Ничего подобного, — сказал я. — Ты, Полосков, нужнее на корабле. Если что нибудь случится, без тебя «Пегасу» не подняться. Пойду я.
— Я пойду, — сказал Зелёный из машинного отделения; он слушал весь наш разговор.
— И я тоже, — сказала Алиса.
Мы не смогли переспорить друг друга и к люку вышли все вместе.
— Странно! — сказал Полосков, отпирая люк. — Если мы провалились в яму, то сверху должен падать свет. А здесь совсем темно.
— Может, мы очень глубоко упали? — спросила Алиса.
— Нет, если бы мы упали глубоко, то амортизатором бы не отделались. Яма неглубокая.
Полосков распахнул люк. За ним было совсем темно.
— Вот видите, — сказал Полосков. — Дай фонарь, Зелёный.
— Ой, — вскрикнул Зелёный, — я не могу, кто то держит меня за ногу!
Зелёный, прежде чем я успел прийти к нему на помощь, включил фонарь и начал водить им из стороны в сторону, стараясь найти того, кто на него напал.
Но это оказался всего навсего индикатор. Ему было страшно в темноте, он сумел отпереть свою клетку и догнать нас у люка. В луче фонаря индикатор был испуганного жёлтого цвета. Он дрожал и прижимался к ноге Зелёного.
Полосков взял у Зелёного фонарь и направил сильный луч света вперёд. Там была темнота — видно, яма, в которую мы попали, была очень велика. Полосков направил луч света наверх, и он упёрся в ровную поверхность.
— Как в чайнике, — сказал Полосков. — Попали внутрь, и крышка закрылась. — он ещё раз обвёл лучом вокруг. — Здесь никого нет, — сказал он.
— И давно не было.
Полосков спустил трап и сошёл вниз. Он постучал каблуком по земле и сказал, обернувшись к нам:
— Камень. Ходить можно.
Мы спустились вслед за ним. Пока Полосков обходил вокруг корабля, осматривая, насколько серьёзно сломался амортизатор, я посветил ещё раз фонарём наверх. И вскоре нашёл то, что искал: по потолку шла тонкая полоска, которая, закругляясь, обозначала край каменной плиты. Да, Полосков был прав
— крышка открылась, когда мы на неё опустились, и тут же захлопнулась за нами.
Я, светя перед собой фонарём, обошёл корабль с другой стороны. Здесь было так же темно. Я включил луч на полную мощность, и он упёрся во что то тёмное.
— Я пройду немного в эту сторону, — сказал я громко, чтобы Полосков услышал. — Там что то есть.
— Погоди, папа, я с тобой, — сказала Алиса.
— Только далеко не отходите, — сказал Полосков.
Алиса подбежала ко мне. Она держала в руке большой фонарь.
Мы прошли шагов двадцать, светя перед собой, и тогда поняли, что в яме, кроме нас, стоит ещё один космический корабль. А когда мы подошли поближе, Алиса прочла его название:
— «Синяя чайка».
— Полосков! — позвал я, и мой голос, отражаясь от стен, усилился и загремел, словно в бочке. — Полосков! Зелёный! Мы нашли Второго капитана!
Я услышал глухой топот — Полосков и Зелёный бежали к нам. Яркие белые пятна их фонарей колыхались на бегу.
— Где?
Корабль «Синяя чайка» возвышался над нами. Он был тусклый от пыли, покрывшей его за много лет. Он казался мёртвым, покинутым людьми. На его люке висел большой замок.
— Вот, оказывается, что с ним случилось, — сказал я.
— Он попал в эту яму, — сказал Полосков, — и, видно, Второй капитан не смог выбраться отсюда.
— Вот и мы не сможем, — мрачно произнёс Зелёный. — И придётся нам доживать свои дни в этой пещере. Я же говорил, что надо лететь за помощью. Я предупреждал.
— Без паники на борту, — строго сказал Полосков. — Мы обязательно отсюда выберемся. А сначала я предлагаю войти в «Синюю чайку». Раз уж мы его нашли, надо довести дело до конца.
— Но люк закрыт, — сказал я. — И трапа нет.
И вдруг над нашими головами вспыхнул яркий свет. Такой яркий, что мы все зажмурились. А когда я открыл глаза, то успел заметить, что с высокого потолка на нас опускается большая сеть. В следующую секунду мы были опутаны ею, как птенцы.
И когда мы попытались распутаться, барахтаясь и мешая друг другу, сверху раздался громкий голос:
— Не шевелиться! Вы в плену!
Прикрыв ладонью глаза от яркого света, я посмотрел в ту сторону, откуда раздавался голос. По ровному, блестящему полу громадной пещеры к нам шли толстяк, по прозвищу Весельчак У, и доктор Верховцев, опять надевший свою шляпу. В руках у них были пистолеты, направленные на нас.
С другой стороны подходили ещё два человека в чёрных кожаных мундирах.
— Бросить оружие! — приказал толстяк. — Ну, кому говорю?
— Слушайся его, — шепнул я Полоскову. Только у Полоскова был с собой пистолет.
Полосков вынул пистолет из кобуры и бросил на пол. Пистолет громко звякнул.
Сеть поднялась.
За несколько секунд, пока не подошли наши враги, я успел оглядеться. Ловушка, в которую попал наш «Пегас», была громадной, но невысокой пещерой. В ней на некотором расстоянии друг от друга стояли два корабля — « Пегас» и «Синяя чайка». Между ними, освещённые ослепительным светом прожекторов, мы казались муравьями на полу большой комнаты.
Я посмотрел на моих друзей. Полосков глядел на подходивших врагов, и губы его сомкнулись в тонкую ниточку. Зелёный сжал кулаки и стал так, чтобы загородить спиной Алису. Алиса прижалась ко мне. А с другой стороны к моей ноге прислонился жёлтый от страха индикатор.
— Вот и попались, голубчики, — сказал Весельчак У. — И очень хорошо.
Он говорил без злости и даже улыбался при этом. Но у доктора Верховцева, который успел переодеться — снять скафандр и надеть свою шляпу,
— лицо было совершенно неподвижно, как маска, и глаза казались пустыми.
Алиса отошла от меня на полшага.
— Ты куда? — спросил я её.
— Я здесь, — шепнула Алиса.
Два человека в чёрных мундирах держали нас на прицеле, пока Верховцев по приказанию толстяка подошёл к нам вплотную и подобрал пистолет капитана. Потом он быстро обыскал нас, проводя холодными руками по бокам и залезая в карманы.
— Все в порядке, — сказал он тихо, — больше у них оружия нет.
— Да и откуда быть оружию? — засмеялся толстяк. — Они же ловят бабочек. И не знали, что сами попадутся в ловушку. Как и этот вот. — Весельчак У показал толстым, словно составленным из трех сарделек, пальцем на «Синюю чайку». — Сами в ловушку попались! Никто не звал! — и громко рассмеялся. Потом приказал: — Надеть на всех кандалы!
Видно, наручники были заготовлены заранее. Один из чёрных людей открыл сумку, висевшую у него на плече, и достал оттуда связку блестящих наручников.
Пока он возился, разбирая наручники по парам, толстяк подошёл ко мне вплотную и сказал, тыча в меня жирным пальцем:
— Ну что, не хотел отдавать говоруна, профессор?
— Не хотел, — ответил я.
— Погляди на него, — обернулся толстяк к Верховцеву. — Пожалел говоруна для старого друга! А где теперь птичка?
— Не знаю, — сказал я, хотя, конечно, знал, что говорун остался на корабле.
Видно, говорун толстяку все равно был нужен. И он сказал Верховцеву:
— Пойди осмотри «Пегас».
Потом обернулся снова ко мне и добавил:
— За то, что ты, профессор, сказал мне неправду, ты будешь наказан. И очень больно. Мои помощники это умеют делать. Но не сейчас, не сейчас… Наденьте на них наручники. Никогда нельзя им доверять.
Человек в чёрном мундире подошёл ко мне и щёлкнул наручниками. Руки мои были скованы.
— Следующий! — приказал Весельчак У.
Его помощник подошёл к Полоскову. Он двигался размеренно и действовал так точно и обстоятельно, что у меня появилось подозрение, не робот ли это.
— Следующий, — сказал толстяк.
Наручники щёлкнули на руках Зелёного.
— Следующий!
Помощник наклонился к индикатору и остановился в нерешительности. У индикатора десять ножек, и все такие тонкие, что их не заковать в наручники.
— Дурак! — сказал толстяк. — Девчонке надень! — он оглянулся. — А где девчонка?
Алисы нигде не было.
 Путешествие Алисы. Ч.9

 
К разделу добавить отзыв
Все права защищены, при использовании материалов сайта необходима активная ссылка на источник