Добавить в избранное

Форум площадки >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела >>>
  • Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел – пусть меня научат… >>>
  • Ужасное происшествие. Алексей Ерошин >>>
  • Дрессированный бутерброд. Елена Филиппова >>>
  • Было небо голубое. Галина Дядина >>>


Новости
Новые поступления в библиотеку >>>
О конкурсе фантастического рассказа. >>>
Новые фантастические рассказы >>>
читать все новости


Стихи для детей


Случайный выбор
  • Журавлева Валентина....  >>>
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела  >>>
  • Ежовые рукавицы. Елена...  >>>

 
Рекомендуем:

Анонсы
  • Гургуц Никита. Нога >>>
  • Гургуц Никита. Нога >>>





Новости
Новые поступления в раздел "Фантастика" >>>
Новые поступления в библиотеку >>>
С днём рождения, София Кульбицкая! >>>
читать все новости


Часть 5. Свистать всех наверх. Главы 1 - 5

Автор оригинала:
Ю. Воищев, А. Иванов

Часть 4. А ты нашел свое море? Главы 6 - 7 

Пора, Пора! Рога трубят!

А. С. Пушкин

 

Глава 1.

Свистать всех наверх!

 

– Свистать всех наверх! – закричал Славка Рой, вбегая на веранду. – Идем в поход!
– За такие шуточки, – оказал Ленька, – и заработать недолго…
– По шее, – добавил Петька.
Но Славка только засмеялся, прошелся «колесом» по веранде и плюхнулся на кровать.
Ребята недоверчиво смотрели, как он собирает рюкзак. Но когда Славка положил в него и свои знаменитые гантели, все ошалело вскочили.
Пять рюкзаков вылетают из‑под кровати…
Пять рюкзаков вытрясены на пол, и вещи сыплются, разлетаются, катятся…
Десять ног суетливо мечутся по комнате.
Десять рук лихорадочно запихивают в рюкзаки только самое необходимое: свитеры, полотенца, плавки, зубные щетки…
Давай! Давай!
А за окном гремит барабан и звонкоголосо зовет горн:
– В поход! В поход!
Вениамин стоит у столовой. Джинсы, ковбойка, кеды. А на голове дырявая соломенная шляпа. И где он такую откопал? Отличная шляпа! Она ему очень идет, эта шляпа!
На огромных клеенках – пирамиды копченой колбасы…
Двадцать два килограмма! По килограмму на брата!
Гора свежих огурцов…
Двести двадцать огурцов! По десятку на туриста!
Баррикада дымящихся буханок хлеба…
Двадцать три буханки! По одной на каждого и две – для Спасибо!
Небоскребы из пачек соли, каш, сахара…
Фонарики, топорики, мотки бечевок…
Складные удочки…
Белые панамы…
Радиоприемник «Турист»! Повесь его на грудь и шагай через леса, поля и реки, слушай по вечерам у костра бой кремлевских курантов, веселые походные песни и украинский говорок Тарапуньки и Штепселя.
«И в снег, и в ветер, и в звезд ночной поле‑е‑ет!…»
«А ну‑жа песню нам пропой, веселый ветер, веселый ветер…»
– Вень! Клади колбасу ко мне! Запас карман не трет! Я выносливый!
«На дороге чибис, на дороге чибис, он поет и…»
– НЗ!… Да разве это тяжесть?!
– Ленька! Ленька! Я свой рюкзак не возьму… С одним пойдем, по очереди!
– Куда? Куда тянешь?
– Чур, моя удочка!
– Ну, клади, клади…
– Ты что, держать не умеешь!…
– Я тебе сейчас так толкну!…
– Ой, девочки!… В прошлый раз мы ходили в поход, двух ежей поймали…
– А я думаю, капроновые ленточки с собой не стоит брать…
– У кого фонарики? Поднимите руки!…
– Петьк! У тебя рюкзака все равно нет… Понесешь сетку с кашами!…
– Леньк! Леньк! Давай все мое назад, я передумал – рюкзак возьму!…
– Маша! Да брось ты свой чемодан, я твой купальник в сетку положу…
– Ура! Колька! Ты откуда?
– А я проводник.
– Качать его! Качать!
– А ну, отпусти! – вопит Колька, взлетая под самые облака, а сам счастливо улыбается.
– Стройся! Ту‑ру‑ту‑ту‑у… Ту‑ру‑ту‑ту‑у…
И вот уже пионерский лагерь позади. И листья высоченных дубов шелестят над головой. И солнце плывет за густыми кронами и посылает озеленительные вспышки света.
Хрустят под ногами шишки, шелестит прошлогодняя хвоя. Сосны, сосны, сосны…
– Не отставай!
– А я ногу натер, сейчас переобуюсь и догоню…
– А до Графской далеко?
– Километров тридцать.
– Жаль.
– Много?
– Что?!! Жаль, что не шестьдесят!
– А правда, там заповедник?
– Правда. Бобры, олени…
Бобры, олени – это здорово! Мы никогда не видели бобров и оленей, разве только – в кино. А ночью костер, уха и палатки. Два дня, две ночи, двое суток! Палатки, уха и костер! Уха, костер и палатки! Бобры и олени. Олени и бобры. Вперед! Вперед!
– Кольк, а ты хорошо знаешь дорогу?
– Я все знаю!
– Кольк, а рыбные места есть по пути?
– Все есть!
– Кольк, а ты в походе когда‑нибудь был?
– Сколько раз!
– Колька, Колька, Колька…
Колька не подведет! Колька поймал браконьера! Колька сто раз был в походах, а Вениамин – тысячу!
 
Эх, дороги, пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян!…
 
Первый привал устроили в маленьком селе Красный богатырь.
Деревня изгибалась вдоль грейдера, окаймляя дорогу беленькими домиками с камышовыми пилотками крыш. У каждого дома высится огромный вяз, у каждого дома вкопана в землю лавочка, а через каждые пять домов гигантскими удочками торчат колодезные журавли.
Промчался грузовик с визжащими поросятами и окутал весь отряд «дымовой завесой» пыли.
– Пообедаем в столовой, чтобы не терять времени даром, – оказал Вениамин. – И в путь. Решено?
– У‑у‑у… – заныли ребята, – в столовой… Лучше костер!… Кулеш!… Картошка печеная!…
– Кулеш, картошка… – поддержал Вениамина Колька. – Несколько часов уйдет. Лучше в заповеднике подольше побудем!
Колька знал, что сказать. Все бросились на штурм маленького дощатого домика с большущей вывеской «Днем столовая, вечером кафе».
– Олег, ты что возьмешь? – засуетился Петька. – Давай одно первое на двоих и по котлете!
– Эх, ты, мелкота! – важно оказал Спасибо. – Да мне, если хочешь знать, трех полных обедов мало!
– Хвастун! – обиделся Петька.
– Что заказывать? – деловито осведомился у Вениамина обжора Спасибо.
– Смотрите сами… Сколько съедите! – засмеялся Вениамин.
И Спасибо взял себе три первых, три вторых и шесть стаканов компота.
Остальные свободно разместились по трое за одним столом, а Спасибо потребовался отдельный. Мало того, компот пришлось поставить на пол, потому что на столе для него места не нашлось.
Спасибо важно посмотрел на ребят – вот так‑то!
Вениамин прямо‑таки остолбенел, когда взглянул на стол Спасибо.
– Ничего, – обнадежил его Олег. – Влезет!
Все уже поели, а Спасибо еще «добивал» третью тарелку борща. Страдальчески улыбаясь, Олег смотрел на ребят и ел, ел… И всем было ясно, что после двух тарелок борща еда для него уже не еда, а работа.
Спасибо ел из принципа.
– Может, хватит? – забеспокоился Вениамин.
– Раз взял, значит, съем, – проворчал Спасибо. И съел. И выпил шесть стаканов компота.
Но зато потом не мог сдвинуться с места и дышал так тяжело, словно после скоростного бега на пятикилометровую дистанцию.
Повариха высунулась в окошко и с уважением смотрела на Олега.
Ленька и Петька взяли его под руки и вывели на улицу. Он сел на крыльцо и, виновато улыбаясь, сказал:
– Идите сами!… А я вас догоню… Отдохну немного, попью молока…
– Вот еще! – разозлился Вениамин. – Подождем.
– Нечего его ждать! – загалдели все. – Не маленький, догонит!… Обжора!… Нашли кого в поход брать!… Всегда так!… Притворяется!…
Около столовой остановилась телега, и возница – молодой парень в армейской фуражке – грозно спросил, показав кнутом на Спасибо:
– Больной?
Спасибо испуганно вскочил и, раскачиваясь, словно от сильного ветра, засеменил вдоль дороги. Сел на колодезный оруб и жалобно посмотрел на ребят, словно ища защиты. Парень засмеялся:
– Вы куда?
– В Графскую, – улыбнулся Вениамин.
– Я его подброшу до моста… А там он вас подождет!
Спасибо лежал в телеге на колючем сене и тоскливо смотрел, как постепенно, все дальше и дальше, остаются позади ребята. А потом парень лихо свистнул, щелкнул кнутом, лошадь помчалась под гору, и никого уже больше не стало видно. Всюду поля, одинокие кусты, расселины оврагов…
В небе застыли пухлые горы ватных облаков. И захотелось спать, спать…
Телегу трясло на ухабах, лицо парня окутывал махорочный дым. Спать, спать…
Лошадь размахивала блестящим хвостом, отгоняя назойливых мух. Влево‑вправо, влево‑вправо… Жарко пекло солнце, похожее на глазок доменной печи. Спать, спать…
– Ну, вставай, приехали, – оказал парень, расталкивая уснувшего Спасибо.
Олег сел на песок у моста через ручей и долго смотрел, как телега уплывала к горизонту, пока не превратилась в крохотную черточку и не растаяла совсем.
Олег искупался. Ключевая вода освежила его, и он пошел назад, навстречу ребятам. А то будут потом подсмеиваться – лентяй, мол, лодырь, жиркомбинат. А разве он виноват, что у него аппетит хороший? Мать ему всегда говорила: ты ни в чем меру не знаешь. Ну, не знает, не знает! А что поделаешь? А если он объелся, а после еды мертвый час полагается. Зачем по жаре трястись?
А все‑таки нехорошо. Нечего было перед ребятами выхваляться. Нашел, чем удивить! Удивил на свою голову! А теперь все мужественно идут по жаре и, наверное, смеются над ним. Ну, и пусть смеются, пусть! А все‑таки он доказал: мог бы и не съесть всего, а все‑таки съел! А ведь если б не съел, все бы смеялись еще больше. Жадина, мол, жадина! А он никакой не жадина. Просто хотел всех удивить, а вышло… Зато он теперь может три дня не есть. Запросто, как верблюд!
Внезапно из‑за куста выскочили трое каких‑то мальчишек и загородили ему дорогу.

 

 

Глава 2.

Допрос

 

Через прорехи в крыше было видно голубое небо, в котором неподвижно застыли ватные горы облаков. Казалось, что дырявая крыша залатана небом.
В этом заброшенном сарае, заставленном старыми бочками и сломанными ящиками, собралась любопытнейшая компания.
На широченном дубовом чурбане сидел Олег Спасибо. Руки у него были связаны за спиной толстой бельевой веревкой. По бокам Олега стояли, как часовые, двое мальчишек. Один – длинный, костлявый, в синей кепке, сдвинутой козырьком на затылок. Другой – низенький и круглый, как мячик, в огромной солдатской пилотке. Если бы пилотку не удерживали растопыренные уши, она бы, пожалуй, накрыла всю голову, до самого подбородка.
В глубине сарая бочки были сложены одна на другую, почти до самого конька крыши. Из самой верхней бочки торчала по пояс девчонка лет девяти в полосатой, словно тельняшка, кофточке. На шее у нее болтался большой полевой бинокль, а в руках она держала толстый блокнот и карандаш. Девчонка была похожа на впередсмотрящего. И наверно, страшно переживала, что ее бочка стоит в захламленном сарае, а не висит на грот‑мачте надежного брига.
А у самой двери, на груде ящиков, восседал конопатый мальчишка в соломенной шляпе. Он в упор смотрел на угрюмого Спасибо и задумчиво потирал оцарапанный нос.
В одном из углов сарая стоял врытый в землю ржавый турник.
А над ним на стене висел портрет академика Келдыша, явно вырезанный из «Огонька».
– Ты лучше не ври! – конопатый показал Олегу кулак. – Признавайся, а не то…
– Пока не развяжете, – заявил Спасибо, – отвечать не буду.
– Развяжите его! – важно сказал конопатый.
– Ну! – снова грозно возвысил голос «атаман», когда веревки упали с рук Олега.
– Я уже все оказал, – спокойно ответил Олег, разминая затекшие кисти рук.
– Повтори! – конопатый хитро прищурился. – Может, собьешься…
– Не собьюсь! Во‑первых, – никакой я не Сережка! Во‑вторых, никакой я не шпион! В‑третьих, ни в какую деревню Красный богатырь я к бабке из города не приезжал! А в‑четвертых, плевать мне на ракету, которую вы строите!
– Помедленней, – одернула его девчонка. – Не успеваю записывать!
– Чего вы ко мне пристали? Вы меня спутали! – негодовал Спасибо. – Сейчас наш отряд придет, вам таких за меня вломят!
– Вот это врет! – восхищенно затараторили часовые. – Чешет, как по‑писаному!… Нам про тебя все известно! Ты еще вчера должен был из города к ним на помощь приехать!… Сознавайся!
– Да, он, он! – уверенно сказал атаман. – Они так и говорили: толстый, мордатый!
Олег рванулся вперед, но часовые повисли на нем и буквально не давали сдвинуться с места.
Атаман пощупал муокулы Олега и пренебрежительно заметил:
– Нашли кем угрожать… Силы у тебя никакой, сплошной жир!
Олег изловчился и боднул атамана головой в грудь.
Тот отскочил в сторону и завопил:
– Ну, ты!… Я тебе!… Мы тебе!… Не очень!
Снова забрался на ящики и пробасил с «высоты своего положения»:
– Они тебя поймали, – и он кивнул на часовых. – Пусть они тебя и проверяют: ты это или не ты.
– И проверим, – затараторил низенький мальчишка в пилотке. – А он и не должен сильным быть. Они, когда грозились, мне так и сказали: «Вот приедет Сережка к бабке из города, худо вам будет. Ты не смотри, что он жирный и неповоротливый, у него зато книг тыщи, и он вашу любую хитрость за минуту раскрыть сможет».
– Слабак, значит? – я им говорю. – А у нас любой на турнике пять раз сможет подтянуться на одной руке». А они опять: «Он зато умный, у него книг тыщи!…»
– Ну, тут они наврали, он не очень‑то и умный, – задумчиво сказал длинный мальчишка, – это всем ясно. Иначе он бы к нам не попался. Ходит по лесу и глазами хлопает. А вот силу его проверим… Если ты не сможешь на одной руке пять раз подтянуться, – и он толкнул Олега в бок, – значит, ты и есть тот самый Сережка.
– А если подтянусь? – засопел Олег.
– Пять раз! – снова повторил длинный.
– А если семь? – яростно опросил Олег… Девчонка засмеялась и прикрыла рот ладошкой. Атаман насмешливо хмыкнул.
Часовые захихикали.
Олег подошел к турнику и начал подтягиваться.
– Раз! Два! Три!
– Четыре!…
– Пять!…
– Видел?! – опешил конопатый.
А Спасибо, дрыгая ногами, уже пытался подтянуться в шестой раз. И подтянулся! А потом напряг все силы, изловчился и коснулся подбородком перекладины…
В седьмой раз!
Все изумленно переглянулись – вот это да, такого здесь еще никогда не бывало!
– Не может быть! – жалобно сказал мальчишка в пилотке. – Выходит, ты – это не ты, а?
Но атаман отстранил его в сторону, протянул Олегу руку и с уважением сказал:
– Мир?
Спасибо секунду поколебался, а затем решительно стиснул ему ладонь:
– Мир!
– Нет, правда, – опросил длинный, – ты из пионерского лагеря?
Олег кивнул.
– В поход идете?
– Ну да!
– Врешь!
– Кто врет? – надвинулся на него атаман. – Кто?
– Ну, спутали, спутали, – отступал длинный. – Любой бы на нашем месте спутал. Мы точно узнали, что в соседний совхоз Сережка приезжает! А у него книг тыщи, и все про шпионов! Ясно, следить за нами будет!
– Да, да, – заныл низенький. – А примет мы его не знаем, толстый – и все…
– Ну, извиняйте, – вежливо сказал атаман и опять пожал Олегу руку. – Сами видите. Воюем! Игра у нас, понял? Мы – ученые‑физики, а те шпионы! – и печально вздохнул: – Это что… Через неделю меняться будем: мы – шпионы, а они – ученые!
– Не выйдет! – загалдели все. – Не будем!… Видали мы!… Они и есть шпионы, яблоки из сада воруют!…
– Ничего, ничего, – забормотал Олег и поспешно выскочил из сарая.

 

 

 

Глава 3.

Снова: где Спасибо?

 

Олег осторожно подкрался к мосту и выглянул из‑за кустов.
На берегу реки стояли шесть палаток. У костра сидел Петька Помидоров и с треском ломал о колено сухие сучья. Больше никого не было.
Спасибо хотел было уже выйти, но тут из рощицы показался Вениамин и подбежал к Петьке.
– Не нашли? – тревожно спросил Вениамин.
– Нет, – беззаботно ответил Петька, отодвигаясь в сторону, чтобы дым не попадал в глаза. – Да ты не волнуйся, Вень. Сам придет. Есть захочет, придет.
Но Вениамин только махнул рукой и снова умчался в рощицу.
Интересно, подумал Олег, кого это они ищут. И на всякий случай залег: что же будет дальше?
На другом берегу, на пригорке, показался Ленька и закричал, приставив ладони рупором ко рту:
– Петьк, не приходил?
– Нет! – откликнулся Петька. – Да ну его, не украдут!
Ленька исчез.
Мимо Олега промчалась, не разбирая дороги, Маша Пашкова:
– Петьк, Олег нашелся?
– Чего вы ко мне привязались? – взвился Петька. – Иди лучше сама огонь стереги, а я искать пойду!
Олег замер. Так вот кого они ищут – дела‑а!… Из огня да в полымя. Не миновать бучи! Как начнут прорабатывать, только держись. А разве он виноват, что его «украли»?
Конечно нет. С любым может случиться.
Бегают тут, вопят, словно кто‑то последний коробок спичек стянул.
Петька спустился к воде и начал мыть руки.
Олег незаметно юркнул в палатку и развалился на одеяле, осторожно посматривая в окошко.
Костер уже прогорал. Петька испуганно огляделся – дрова кончились. Он заметался по берегу, внезапно ринулся в воду и вытащил из нее тяжеленный черный топляк. Сунул в костер. Огонь зашипел и погас.
– Бегаете по лесу без толку, – орал он на постепенно собирающихся ребят. – Лучше бы дрова искали, а не Спасибо!
Вениамин пришел последним и притащил с собой огромный гнилой пень.
– Вот видишь, – обрадовался Петька. – Правильно, нечего время даром терять!
Вениамин устало сел у палатки.
– Чего стоишь? – накинулся Петька на Машу. – Суп вари!
– Может, еще поищем? – робко спросила Маша у Вениамина, не обратив на Петьку ни малейшего внимания.
– Нечего было его брать! – зашумели все. – От него толку мало!… Ест за троих!… Давайте искать!… А где? Где?…
– Кончайте базар! – громко оказал Спасибо из палатки, когда все затихли. – Отдохнуть не дадут!
Все словно окаменели. Вениамин отдернул полог палатки и растерянно заморгал глазами.
– Ты? – только и мог сказать он.
– Я! – заулыбался Спасибо и проворчал: – Маш, тебе же сказали – суп вари, есть охота…
Маша широко улыбнулась:
– Сейчас, сейчас… Я мигом!
Петька гордо сказал:
– Пираты нигде не пропадают!.
А когда Спасибо рассказал свою историю, Вениамин покачал голодной:
– Ну и ну… С вами не соскучишься!… С вами хоть на необитаемый остров…
– Давай! – загорелся Петька.

 

 

Глава 4.

Ночные гости

 

Кулеш шипел и пузырился в трех больших кастрюлях, которые жадно лизало пламя.
Все сидели с ложками в руках и ждали, когда он будет готов.
Маша зачерпнула половником, попробовала сама и дала попробовать Вениамину.
– Готов! – сказал Вениамин, вкусно причмокивая губами и дуя на дымящееся варево. – Солдатский!
– Дай попробовать!… Дай попробовать!
И пока все не попробовали, никто не успокоился.
– Соли мало, – тоном знатока сказал Спасибо. – Но все равно вкусно, правда?
– Есть можно, – согласился Петька. – А вот нас с Ленькой родители на день оставили, и мы борщ варили. Ленька разрезал кочан пополам…
– А Петька бросил туда все, что было: пачку лаврового листа, несколько вчерашних пельменей… – перебил его Ленька.
– И полкило вишен, – невозмутимо добавил Петька.
– А потом? – заинтересованно спросил Вениамин.
– Вылили в мусоропровод и пошли в столовую.
Раздался смех и тут же стих – Маша начала разливать кулеш по мискам, которые, звеня и сталкиваясь друг с другом, тянулись к ней со всех сторон.
Когда от кулеша остались, как говорится, рожки да ножки, Петька встал и начал разбирать удочки.
– Ты что? – удивился Вениамин.
– На ночь поставлю.
– На голый крючок, – захихикал Рой. Петька вынул из кармана спичечный коробок:
– А это ты видал? Кто ж в поход без наживки ходит. Я еще утром у столовой червяков накопал, один к одному.
– Лови, лови, – хмыкнул Рой. – Может, и поймаешь…
– Пару ракушек, – засмеялся Ленька.
– Ночью самый клев! – авторитетно заявил Вениамин. – Ночью сомы берут!
– То‑то! – обрадовался Петька и передразнил Леньку: – Ра‑ку‑у‑шки… А как сома поймаю, первый начнешь: мне добавочку, мне добавочку.
– А мы тебе – шиш! – поддержал его Колька и тоже взял удочку.
– Нужны мне твои сомы! – обиделся Ленька. – В этом ручье и рыбы‑то нету!
– А хоть и есть, – подал голос Спасибо. – Я, к примеру, только карпов обожаю… Зеркальных.
– Ну, и обожай на здоровье, – сказал Колька, направляясь к мостику. – Сходи в магазин и обожай!
Петька и Колька перешли на другой берег, и было слышно, как они шлепали по воде, устанавливая удочки.
– Держи их!… Попались!… – внезапно раздался нестройный хор каких‑то незнакомых голосов.
На другом берегу послышался глухой шум борьбы.
– На помощь! – завопил Петька. – Спас…
Но, видимо, кто‑то зажал ему рот.
Все стремглав затопали по мосту.
Лучи фонарика заплясали по Петьке и Кольке. Их крепко держали несколько мальчишек, среди которых можно было легко узнать «ученых» из сарая – новых друзей Спасибо.
– А ну, отпустите, – строго сказал Вениамин и развел руки, удерживая ребят, готовых ринуться вперед.
Атаман, закрываясь ладонью от слепящего луча фонаря, проворчал:
– Чего светите? Мы и до вас доберемся!
– Браконьеры! – заголосила его команда. – Будете в следующий раз знать, как в заповеднике рыбу ловить!
– Это мы браконьеры?! – рассвирепел Колька. – Да я сам динамитчика поймал!
Атаман невольно разжал руки, и Колька отскочил в сторону.
– А как тебя звать? – недоверчиво спросил «палач».
– Ну, Николай!
– Он! – загалдели «ученые». – В газете, помнишь, статья!… Велосипед увел!
Воспользовавшись всеобщим гвалтом, Петька начал поспешно сматывать удочки.
– А что, здесь уже заповедник? – удивился Вениамин.
– Точно, – солидно подтвердил атаман.
– Ура‑а! – завопили все.
– Здорово, начальник, – Спасибо гулко хлопнул атамана по плечу.
– Здорово! – обрадовался тот. – Твои? – и показал на ребят.
– Мои! – гордо ответил Спасибо. Вениамин засмеялся.
– А на нашем берегу тоже заповедник? – деловито опросил Петька.
– Нет, – растерялся атаман. – С этого берега начинается.
– Ага. Пойду на другом берегу поставлю, – и Петька умчался с удочками.
– Идемте с вами ужинать, – пригласил «ученых» Вениамин.
– Кулеш‑то весь слопали! – ужаснулась Маша.
– Ничего, – успокоил ее Вениамин. – Еще сварим. Или нет?
– Сварим, – обрадовалась Маша.
– Ну, вот видишь.
– Спасибо. Но нам некогда, – важно заявил атаман. – На плес легковушка проехала. Надо посмотреть, кто и как… Видите огонек?
– У вас, как у нас! – восхищенно оказал Левка. – Тоже патруль!
– Да, не скажи, – завистливо протянул низенький мальчишка в пилотке. – Про вас в газетах пишут… У вас слава!
– Ладно, – одернул его атаман. – Мы не для славы стараемся.
– Задание у нас! – гордо сказала девчонка с биноклем.
– А как же, – схитрил Вениамин. – У вас же другие заботы.
– Какие? – удивился атаман.
– Ну, война… Как там, казаки‑разбойники, ученые и шпионы…
– Так‑то игра, – солидно разъяснил атаман. – А это – дело. Пока!
И «ученые‑физики» скрылись в темноте.
– Только с огнем поосторожнее, – крикнули они издали.
– Тоже мне, – обиделся Колька. – Что, мы сами не понимаем. Нашли кого учить!
– Давайте палатки сюда перетащим, – зашумели девчонки. – В заповедник!… Здесь лучше!
Вениамин их еле успокоил. Костер погас. Все легли спать.
Вениамин сидел с Петькой на мостике. Сидели и молчали, как двое взрослых, двое мужчин, и болтали ногами в теплой воде.
– А ты говоришь, пираты, – вдруг засмеялся Петька.
Вода была неподвижная. Как огромное черное зеркало. Словно большущий лещ, отдыхала у моста серебристая луна среди мальков‑звезд.
– А как ты думаешь, – опросил Петька, – из меня физик получится?
– Получится, – серьезно ответил Вениамин. – Если только захочешь… Если только цель такую поставишь.
– Как в песне?…
 
Если только захотеть,
Если только не робеть!
Все мечты сбываются,
Все мечты сбываются,
Все мечты сбываются, Товарищ!
 
Петька тихонько напевал и смотрел на мигающие огоньки проходящего вдали поезда.

 

 

 

Глава 5.

День, когда исполняется 10 лет

 

Редко кому на свете приходилось встречать свой день рождения в поле, в лесу, у реки.
Да еще рано утром!
Да еще когда тебе исполняется ни мало ни много, не 102, не 45, а… 10 лет, именно 10.
Петька растолкал Кольку, и они вылезли из палатки. Все еще спали.
Словно огромная лента кипятка, извивалась по лугу река, окутанная белесым паром. Над водой поднимался туман. Подул ветер, и струящиеся дымки заскользили поземкой по зеркалу затона.
Петька и Колька подбежали к удочкам.
Лески на донках натянуло и снесло далеко по течению. Концы удилищ наклонились к самой воде.
– Твоя – левая, моя – правая, – поспешно сказал Петька, схватил удочку и сделал резкую подсечку.
Что‑то тяжелое, большое тянуло удочку из рук.
Леска резала воду – дрожала, звенела. Удилище согнулось чуть ли не колесом! Некогда было даже взглянуть, как там у Кольки. Тяни! Тяни! Не то уйдет!
Наконец Петьке с неимоверным трудом удалось подтянуть добычу к берегу.
Еще рывок – и из воды показалась огромная коряга, опутанная водорослями и тиной.
Петька чуть не заплакал. Руки у него дрожали. Он бросил удочку на землю.
А около Кольки на берегу прыгало что‑то большое, серебристое, красное.
Язь! Брусковатый, с толстой спиной, он бился в густой траве, изгибая сильное тело и шевеля красно‑черными плавниками.
– Один есть! – ухмыльнулся Колька, насадил червяка и закинул удочку. – Пошли спать.
Петька широко раскрытыми глазами смотрел, как Колька продевает язю сквозь жабры ивовый прут.
– А у меня… сегодня день рождения…
Колька поднял голову и почему‑то смутился:
– Да?…
Петька кивнул и отвел глаза.
– А сколько?…
– Десять лет! – оживился Петька и проглотил комок в горле.
И как он ни старался, никак не мог оторвать взгляда от Колькиного язя.
Колька замялся:
– На, бери, – и протянул Петьке рыбу.
– Что ты?! – попятился Петька.
– Бери, бери… Подарок!
Петька отрицательно замотал головой и спрятал руки за спину:
– Это ты поймал…
– Ну, я! – разозлился Колька. – Потому и дарю! Из уважения!
– Не‑е… – отказывался Петька.
– Ну, ведь если б ты его поймал, как бы я тебе его смог подарить?!
– Ну, да… ну, да… – забормотал Петька. – А у меня не клюнуло…
– Какая разница: у тебя, у меня! Уху‑то все есть будут!
– Правда, – повеселел Петька, протянул руку… снова отдернул и опять уныло повторил: – Это ты поймал…
Взглянул на Колькину удочку и замер. Она раскачивалась, словно живая, то резко наклоняясь к воде, то выпрямляясь, когда рыба ослабляла рывки.
Не прошло и минуты, как Петька вытащил на песок здорового полосатого окуня.
– Тигра! – счастливо засмеялся Колька.
– Спасибо! – захохотал Петька, повалил его на землю и стал кататься по мокрой траве.
Колька положил его на обе лопатки и сел ему на ноги:
– За что – спасибо?
– Как за что? – удивился Петька. – За подарок. Удочка‑то твоя!
Да, это был самый счастливый день в Петькиной жизни. Чего только ему не надарили!
Олег Спасибо пообещал ему подарить, когда вернутся в город, живого бульдога.
– Морда, как у Черчилля. Вцепится, не отпустит! А злой, без намордника никуда. Придешь в школу, бросишь пальто прямо в коридоре, а он целый день охранять будет. И никакой раздевалки не нужно!
Гринберг пообещал подарить ему дорожные шахматы:
– А в доске дырочки. Вставляешь фигуры, и если даже поезд перевернется, с шахматами ничего не случится!
Маша Пашкова пообещала связать ему теплый свитер:
– У меня три кило шерсти, мама из Таджикистана привезла. Такой свитер свяжу, такой свитер! Модный, в шахматную клеточку, а на плечах вышью цветы – розы!
Грунькин пообещал подарить роликовые коньки:
– Куда хочешь поедешь. И никакого льда не нужно. Даже если в девять вставать будешь, и то на три минуты раньше звонка в школу прикатишь!
Рой сказал, что за ним – гантели, но не эти, эти ему неудобно дарить. А вот новые! Потяжелее!
Словом, один подарок был лучше другого:
Настольные часы с кукушкой!
Пластмассовая удочка!
Ласты!
Пять подшипников!
Театральный бинокль!
Собрание сочинений Жюля Верна в 12‑ти томах!
Толстенный приключенческий роман «Блеск и нищета куртизанок» Бальзака!
Долгоиграющая пластинка с концертом Робертино Лоретти!
Водяной пистолет!
Хоккейная клюшка! Только у нее треснула ручка…
Три старинные монеты княжества Монако! Пять китайских марок!
Большой набор спичек на тему «Сказки Бажова»!
И многое, многое другое…
Вениамин ничего не обещал. Он подарил Петьке настоящий компас.
И в этот день Петька стал проводником. Он вел отряд точно по компасу. Оборачивался и кричал Леньке, который тащил два рюкзака – свой и брата:
– Не отставай! Выше голову!
Радостно щелкали птицы.
Ярко сверкало солнце.
Звонко пели комары.
И даже болото, в которое всех завел Петька точно по компасу, весело пускало пузыри и посылало навстречу отважным путешественникам стаи кузнечиков, стрекоз, лягушек.
Нет, такой день бывает только один раз в жизни. Хотите верьте – хотите нет!

Часть 5. Свистать всех наверх. Главы 6 - 8

 
К разделу добавить отзыв
Все права защищены, при использовании материалов сайта необходима активная ссылка на источник