Добавить в избранное

Форум площадки >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Евсеев Игорь. Рождение ангела >>>
  • Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел – пусть меня научат… >>>
  • Ужасное происшествие. Алексей Ерошин >>>
  • Дрессированный бутерброд. Елена Филиппова >>>
  • Было небо голубое. Галина Дядина >>>


Новости
Новые поступления в библиотеку >>>
О конкурсе фантастического рассказа. >>>
Новые фантастические рассказы >>>
читать все новости


Стихи для детей


Случайный выбор
  • Я решил пропылесосить Луну....  >>>
  • Браун Фредерик. Арена  >>>
  • Чапек, Карел. Тайна почерка  >>>

 
Рекомендуем:

Анонсы
  • Гургуц Никита. Нога >>>
  • Гургуц Никита. Нога >>>





Новости
Новые поступления в раздел "Фантастика" >>>
Новые поступления в библиотеку >>>
С днём рождения, София Кульбицкая! >>>
читать все новости


Часть 4. А ты нашел свое море? Главы 6 - 7

Автор оригинала:
Ю. Воищев, А. Иванов

Часть 4. А ты нашел свое море? Главы 1 - 5

Глава 6.

Триумф

 

С тех пор как Колька помог задержать «оасовца» (куда ему, голому, уйти?), он только и делал, что купался в собственной славе.
Областная газета срочно напечатала очерк своего выездного корреспондента Давидовича‑Котенко «Отважный пионер». В нем рассказывалось о жизненном пути героя, о том, как милиция и патрули пионерлагеря завода «Гудок» поймали браконьера, и о многом‑многом другом, очень поучительном, но мало относящемся к этому событию. Сам Колька держался очень скромно, так как в очерке было сказано, что скромность – его основная черта.
– Обычное дело! – говорил он. – Я сразу понял, что это за птичка!
Девчонки – изобретательный народ – увенчали Кольку, за неимением лаврового венка, дубовым. Хороший венок был. Густой! Когда Колька для всеобщего обозрения влез на пень, вид у него был как у чемпиона мира – знаменитого конькобежца Виктора Косичкина, которого прошедшей зимой показывали по телевизору.
– Вылитый Косичкин! – так и сказал Вениамин.
– Не‑е, не вылитый, – смущенно поежился Колька.
Он влез на «трофейный» велосипед и сделал круг почета по лагерю, и хотя в тот же самый день велосипед забрала милиция как вещественное доказательство, все равно прозвище Велосипедист накрепко осталось за Колькой.
Колька даже немного расстроился, когда велосипед увезли.
– Уж очень я к нему привык, – не без юмора говорил он.
Петька, как всегда, остался верен себе и попытался испортить ему настроение:
– А помнишь, ты наши патрули критиковал? Делать, мол, нам нечего…
На это Колька мудро изрек:
– Все течет, все изменяется. Что я, застывший?!
Корреспондент кое‑что напутал (на то он и выездной, а не местный). Он написал, что Колька – тоже из пионерского лагеря. И потому часть Колькиной славы падала и на Дядю с портфелем. Это его совсем доконало. Внешне он резко переменил свое отношение к ребятам вообще и к Кольке – в особенности. Теперь он не упускал случая поздороваться с Колькой за руку и все ехидно спрашивал:
– Коля, когда же ты второго поймаешь?
– Когда будет, – с достоинством отвечал Колька и гордо удалялся.
А Вениамин торжествовал, как мальчишка:
– Вот видите, ребята, здорово вы это с патрулем придумали! Конечно, не надо думать, что вам каждый день будут попадаться «динамитчики». Но надо быть всегда начеку. Колька в трудную минуту не растерялся и поступил по‑пионерски. Все вы делаете большое и нужное…
– Дело! – закончил Петька.
– Правильно, – заорали все.
А Колька, по мнению Петьки, совсем не к месту заскромничал:
– Так бы поступил каждый из нас.
Но вот беда – Вениамин словно сглазил: ни одного настоящего браконьера больше не попадалось.
– Повезло тебе, Колька, – с завистью говорил Петька. – Верно, ты последнего поймал!

 

 

Глава 7.

Убейбатько

 

Рано я бросил вести дневник, рано. Не могу не рассказать о том, как однажды… Но начну по порядку.
Всегда так, стоят что‑нибудь придумать интересное, как набегают всякие и чуть ли тебя самого в сторону не оттесняют. А спрашивается, где они раньше были? А на готовенькое – любой дурак! Я и сам могу! Вот и сегодня – «рыбий патруль» должен был в рейд идти, а весь отряд прибежал.
И мы! И мы! М‑м‑мы‑ы… Тоже мне «мы»! Это мы придумали, а не «мы»! Какой же это патруль, это целая дивизия?! Если хотите знать, патруль – это разведка. А кто в разведку толпой ходит? Ну, хорошо. Было нас шесть человек – ну, пусть нас до десяти увеличат. Так нет.
Но хочешь не хочешь, пошли все. Даже с горном! И с барабаном!
Ленька так и оказал, немного по‑научному:
– Конспирация… Уже все браконьеры, наверное, разбегаются…
А девчонки как заголосят песню:
 
Неужели ты не слышишь,
Как веселый барабанщик
Вдоль по улице
Проносит бараба‑а‑ан?
 
Трах‑трах‑тах‑тах‑тах! Др‑р‑р… Ту‑ру‑ру‑ру‑у!!!
– Чего поете? Чего кричите? – раскричался Спасибо. – Не в кино идете!
– Ничего, – рассмеялся Вениамин. – Пусть. До реки далеко.
Когда мы уже подходили к реке, Вениамин остановил отряд.
– Вот что, – мудро оказал он. – Давайте по совести. На разведку пойдет только патруль. Остальные останутся здесь. Гринберг за старшего.
Все заныли, зашумели, и больше всех Гринберг. Но мы его отозвали в сторону.
– Ну ладно, Лев… Ну, что тебе стоит, а?…
– Ну, побудь… Сегодня ты, завтра я…
– Ладно, – проворчал Гринберг.
Остальных мы тоже уговорили. Даже не столько мы их убедили, сколько картошка, которую Вениамин высыпал из своего рюкзака.
– Будете картошку печь, песни петь, а?
Вот тебе и Вениамин – никто в обиде не остался! Еще бы, костер и печеная картошка!
– Ну, Колька, – тихо сказал Вениамин и для пущей таинственности понизил голос. – Ты наш проводник. Веди.
– Я тут одно местечко знаю, – зашипел Колька, оглядываясь по сторонам, и мы тоже головами завертели, словно нас кто‑то высматривал. – Заливчик один. Там вентирей пропасть. Никакого проходу рыбе. Вся в сетки идет, а потом на базар. Рупь – штука!
– Давай веди, – загорелся Славка Рой. – Чего стоишь?
Надо сказать, заливчик нас разочаровал. С одной стороны камыш, а с другой песок – по колено. А перед самым камышом – яма. Метра четыре шириной. Вода так и бурлит, так и несет. А за камышом река течет. Спокойно. Широченный плес.
– Вот тут они и стоят, – тараторил Колька, наклонившись к воде и приложив ладони козырьком ко лбу.
Колька не ошибся. Когда Славка нырнул и показался из воды с крылом вентиря из самой мелкой ячеи, мы так гаркнули – Ура!!! – что с сосен шишки посыпались. А может, вру, может, от ветра.
С вентирем мы попарились! Тянули его, тянули – и как только сетка не треснула! А потом он вдруг пошел, пошел, и всплыли колья, удерживающие его на дне. Мы бегом выволокли вентирь на мель, и вода забурлила – ошалело забилась рыба.
– Ух, ты! – словно мальчишка, удивился Вениамин, вынимая из вентиря огромного скользкого голавля.
– Может… оставим? – робко спросил Рой. – Может… на кухню?
– Что? – Вениамин сделал вид, что не расслышал.
– Да нет… Ничего… – засмущался Славка, – Я просто так…
– Дайте, я подержу. Дайте, – суетился Спасибо.
Он взял голавля. В его блестящей чешуе отражались сосны, осока… Он сиял, славно никелированный. Ярко сверкали плавники и шевелились, как лепестки цветов. Спасибо осторожно опустил его в воду. Голавль постоял секунду и медленно ушел в глубину.
Вениамин улыбнулся, положил руку на плечо Спасибо, и тот повернул к нему сияющее лицо. А Славка плескал на всех водой:
– Выпускай! Выпускай всех! Что мы – жулики!
Мы отпустили на свободу весь улов.
– Тут еще должны быть, – лихорадочно бормотал Ленька. – Ну, ныряй, Славка, ныряй!
Послышалось тарахтенье мотора. Громче. Громче! И в заливчик на бешеной скорости влетела моторная лодка – волны так и заходили. Здоровенный мужчина в брезентовой куртке и высоченных резиновых сапогах выключил мотор и встал во весь рост.
– Так‑так – грозно сказал он.
Весь «рыбий патруль» притих, даже я. Что я! Даже Вениамин начал растерянно протирать стекла очков. А Ленька испуганно шепнул мне:
– Сейчас он нам врежет! Видишь, ружье торчит? И ищи‑свищи! Моторка!
– Рыбку ловите, да? – ласково опросил мужчина Вениамина и взял в руки весло.
А Вениамин спокойно закатал брюки выше колен и, не обращая ну ни малейшего внимания на мужчину, сказал Славке:
– Давай другой доставать!
– Да‑да, – забормотал Славка и стал стягивать рубаху, которую только что напялил, чтобы согреться.
А Ленька потихоньку взял огромный кол и поставил его перед собой, словно пику.
– Вот что, шантрапа, – строго сказал детина и взял ружье под мышку. – Будем считать, что я вас не видел. Геть! А ты, хлопче, – обратился он к Вениамину, – полезай‑ка в лодку, да побыстрей, пока я добрый.
Вениамин невозмутимо достал записную книжечку и записал номер лодки.
– Теперь можете уезжать, – и он махнул рукой. – Давай, давай, я вас больше не держу. А то ребята у нас горячие… – и обернулся. – Не спеши, не спеши, Петь.
А я и не опешил, я только перебрасывал с руки в руку увесистый такой камешек.
Все ребята насупились и стали стеной на берегу, а Вениамин стоял перед нами по колено в воде, словно атаман Пересвет.
Только Колька вел себя странно, как‑то по‑предательски. Он сидел на песочке и загадочно улыбался.
– Григорий Никанорыч, – хихикнув, сказал он. – Вы долго нам мешать будете?
Мужчина внезапно плюхнулся на сиденье и захохотал басом!
И Колька захохотал. Тоненько‑тоненько! А мы молчали и растерянно смотрели на них.
– Кольк, это ты? – с трудом сдерживая смех, спросил мужчина, как будто сейчас была ночь и Кольки не было видно.
– Я, – ответил Колька и снова захихикал.
Мужчина выпрыгнул за борт и протянул Вениамину руку.
– Ну, ты не обижайся… Ну, спутал… Замотался… А?
Вениамин широко улыбнулся и пожал ему руку.
– Вениамин. Пионервожатый.
– Рыбинспектор Убейбатько.
– Как? – растерялся Вениамин.
Тут и мы все заулыбались. А мы‑то думали… А он‑то думал… А я‑то думал… Ха‑ха‑ха… Хи‑хи‑хи… Хо‑хо‑хо…
– Веселые вы! – сказал Убейбатько (вот это фамилия! Куда там Спасибо!) и вытер кулаком слезы – так он смеялся.
– А я‑то думал, городские балуют!
Тут Славка нырнул и, как пробка, вылетел обратно.
– Стоит! – завопил он. – Только колья не выдергиваются!
– Эту снасть мы махом, – успокоил его Убейбатько и вынул из лодки «кошку», чуть побольше той, которой я в колхозе доставал ведро из колодца.
Мы зацепили вентирь и так дернули за веревку, что «снасть» сразу появилась, из воды, а мы упали. Причем, Вениамин – в воду. Зато он хохотал громче всех и всё повторял непонятное слово:
– Инерция, понимаете? Инерция!
– Вот так! – сказал Убейбатько, когда мы выпустили рыбу и сложили вентиря в лодке. – Ну, спасибо, помощники! Спасибо!
И завел мотор.
– От природы русской спасибо! – зычно прокричал он издали.
– Спаси‑и‑бо, – басом откликнулись река, камыш, сосны.
И мы долго махали ему вслед, и он махал нам. И даже когда лодка скрылась за поворотом, мы все равно снова увидели его. Видимо, он поставил руль на прямую и встал. И было очень странно видеть, как за камышом несется, словно по воздуху, высокий человек в брезентовой куртке и все машет, машет нам рукой.
– Что же ты молчал? – накинулись мы на Кольку.
– А интересно, – ответил Колька.
– Эх ты! – похлопал его по плечу Ленька. – С тобой не соскучишься! А я думал, ты испугался.
– Я???
– И я, – ответил Ленька, широко улыбаясь.
Колька сразу скис, разжал кулаки и уныло заметил:
– Хитрый ты. А я‑то думал, подеремся. А теперь не за что.

Часть 5. Свистать всех наверх. Главы 1 - 5

 
К разделу добавить отзыв
Все права защищены, при использовании материалов сайта необходима активная ссылка на источник